Геополитика пиара и пляжей

1140

Я хотел бы заявить позицию — российский избиратель вправе повоевать, если очень хочет. Но лично и под собственный риск

Более 20 лет назад, ранним утром 28 мая 1996 года Борис Ельцин вылетел на Кавказ. Это держали в тайне. Шла война в Чечне и президентские выборы в остальной России. Кандидата доставили на российскую военную базу — аэропорт Северный. Там он поздравил военных с полной победой над чеченскими террористами и вылетел обратно в Москву.

Опершись на бронемашину, Борис Ельцин так же телегенично подписал указ о конце войны в Чечне, как телегеничный Путин в 2017 году проехал по базе Хмеймим на уазике «Патриот». В пиаре цитируют без ссылок на оригинал и нет понятия плагиата, все украдено до нас. После визуализированного подписания указа о победе война в Чечне продолжалась еще примерно лет десять.

Не Россия, а Барак Обама создал военный вакуум на Ближнем Востоке, брезгливо оценив Россию как бессильную «региональную державу»

Я всегда говорил, что российская власть — глобальный импровизатор, и только джаз-государство Россия до сих пор существует, не обзаведясь современной экономикой. Но не Россия, а Барак Обама создал военный вакуум на Ближнем Востоке, брезгливо оценив Россию как бессильную «региональную державу». Путин просто сымпровизировал по американской канве.

Импровизатор не должен много думать о последствиях, он должен подписывать чеки. Иначе можно потерять уверенность в себе, и проект сорвется. Ни Путин, ни кто другой думать не могли о предвоенном кризисе с Турцией, сбившей русский самолет, или о контрперевороте Эрдогана.

Зато теперь мы соправители всего Черного моря вместе с Турцией, превратившейся в султанат. Украина, после потери Крыма едва сохранившая в Черном море тесную одесскую форточку, теперь заперта на турецко-российский замок.

Не будем мелочны — мечты сбываются! Вступая в сирийскую операцию, Кремль и не подозревал, что через пару лет он будет сораспорядителем статуса иракского Курдистана. Кстати, почем?

Все вложения СССР на Ближнем Востоке не помогли Москве в час беды выпросить у спасенных ею захлебывающихся нефтью тиранов хотя бы доллар

Москва как солидный ближневосточный инвестор интересуется только войнами, а не развитием. Российская геополитика сводится к манере получать большие счета и кряхтя их оплачивать. Зато мы приобрели кучу дорогих друзей люксовых марок. Все вложения СССР на Ближнем Востоке не помогли Москве в час беды выпросить у спасенных ею захлебывающихся нефтью тиранов хотя бы доллар.

Президент Асад не первый ближневосточный мясник, которого спасала Москва. Среди спасенных были мясники способные и бесталанные. Мясники-геополитики, как неудачник Саддам Хусейн, унесший во тьму дареные кремлевские миллиарды. Остатки их под американские залпы паковали в долларовые тюки, развозя трейлерами, наши друзья. Верные генералы Саддама, обогащенные его поражением.

Русская геополитика Ближнего Востока вообще такая. Сперва вы платите за чужую войну, громко отрицая совершенные должником военные преступления. Затем сами вынуждены ввязаться, чтобы друг-мясник не проиграл. Тогда вы платите снова, теперь еще жизнью мужчин из Томска и Уренгоя. А победив, берете на себя долгосрочные обязательства платить по счетам всегда. Оборудовать и развивать военные базы, оплачивать «маршалов» мясника, чтобы те его невзначай не свергли. А когда маршалы, взяв деньги, все же свергнут своего начальника, как честные люди, взявшие доллары еще и у американцев, Москва еще раз заплатит — прощая космические цифры невозвратных долгов.

Эталон — наш старый друг ливийский «маршал» Хафтар, агент нашей и всех вообще разведок, равно кредитуемый Москвой и ее геополитическими врагами. Сегодня он зазывает русских парней воевать в Ливию, а ведь наша предвыборная кампания едва началась.

В России всегда есть и будут люди, готовые повоевать и платить за это собственной шкурой

В России всегда есть и будут люди, готовые повоевать и платить за это собственной шкурой. Мы ведь не строим мир без войн и эксплуатации человека человеком? Пока есть войны, воинственным малым надо разряжаться. Пусть они это делают по мему беллетриста Ажаева — «далеко от Москвы». И пусть получают за это кроваво-честно заработанные деньги сами, если живы останутся, или их семьи, если нет.

В войнах современного мира редко у кого есть высокие моральные ставки, у остальных ставок там нет. Если активисты SERBа, вместо того чтоб дегенеративно носиться с канистрой мочи, хотят повоевать, как мужчины, со своими же украинскими соотечественниками, что ж? Флаг им в руки, но московские кинозрители здесь при чем? Кладбища мира охотно принимают горячих парней всех взглядов, придурей и вероисповеданий.

Не хотелось бы, чтоб наши дети оплачивали чужое недомыслие и олдскульный военный PR. В деспотиях, геополитически важных для Томска и Уренгоя лишь в аспекте купания под Рождество. Да и то только когда российские саперы разминируют сирийские пляжи.

Источник