«Генерал сидел в бабоубежище и терпел девственное положение…»

1824

Ежегодный традиционный пост.

Мне было лет 15, когда брат привёз на бабине запись одного рассказа, прочитанного на конкурсе Физтех-песня… И вот я погуглила и нашла его.

…Трижды враг советского народа, генерал-диверсант готов был сойти с ума от недоумения. У него начинались гальюнцинации. Его лучший засланец оказался беломорканальей. В тридцати процентах из сорока он допускал драматические ошибки.

Генерал сидел в бабоубежище и терпел девственное положение. Он вызвал к себе своего одноглазника и сказал хорошо посаженным голосом:

— Я знаю, вы муженственный человек, морально усидчивый. Как говорится, видно птицу по помёту. Мой прежний засланец для меня теперь как Бельмондо на глазу. Напоите его бесцветной зелёной жидкостью – не спасёт и скорая беспомощность!

“На нашу долю выпало большое счастье”, — подумал одноглазник, — “и раздавило ее”.
Но не бросать же друга в биде! Он положил в чемодан свои фотокорточки, свидетельство о вырождении, журнал “Неврастениеводство”, рожезаменитель, кофе
раздолбимый и отправился в путь с поднятым задралом.

Его целью было проникнуть в высшее ущербное заведение, связаться там с главным бюстгальтером, через него выйти на падшего научного сотрудника и вручить похвальный глист с дурственной надписью. Это был бы пароль для засланца.

Но за одноглазником уже наблюдал мультимилиционер, покрытый мраком известности.

Он затаился в магазине “Кожвенгалантерея” и не разгибая головы думал о безразвратно потерянных годах одноглазника: “Тоже мне, фуфломастер! Небось, мозжечок – с ноготок!” Он был любитель первоотдельских шуток.

В это время к мультимилиционеру подошла секстравагантная особа в буратиновом пальто:

— Я хочу наложить на себя руки! Ваши!

— Как вас угодно? – мрачно отозвался тот. – Что за организация?

— Горгазм, — скромно ответила особа.

“А это уже национаглость”, — подумал мультимилиционер.

Другой бы на его месте обделался бы лёгким испугом и побежал в гордиев санузел, но не таков был наш герой:

— Мы с вами братья по маразму!

— О да, вы настоящий бабатырь!

На город опускалась первая мрачная ночь…