«Где мой фазан!?»

1263

Рассказ на тему дня.
Дазюр, Лямур, Тужур.

Наша история случилась на Лазурном берегу в те благословенные времена, когда уже смыли кровь и копоть со стен Белого дома, а до дефолта было ещё далеко.

Компания, торгующая в России французским вином, пригласила основных игроков российского рынка в Бордо на винный аукцион. Среди них, естественно, оказался обрусевший московский грузин по кличке Князь, одним из многочисленных мелких увлечений которого был самый крупный винный бутик Москвы.

Широкий, умный, изящный человек, любивший гульнуть, да так, что шум о его похождениях не прекращался в светской хронике по году. Вылетел он в Бордо на личном «Фальконе» из Внуково-3 в компании с друзьями, стоившими каждый не менее полтинника в условных и безусловных единицах, и вашим автором.

В Бордо ничего выдающегося не было: из 50 лотов коллекционного вина наш самолет забрал 30, причём тем же вечером половина коллекции плескалась в желудках пассажиров вперемешку с водочкой и виски, которых тоже было немало.

Далее наш курс лег на Кап Антиб, где предстоял трёхдневный секс-тур. По дороге на яхте все, конечно, выпили под песню «Три счастливых дня было у меня, было у меня с тобой…», которую единодушно выбрали лейтмотивом предстоящего отдыха.

Там Князь снял дом на первой линии с парком гектаров на 10 и бассейном размером с «Москву» до постройки храма Христа Спасителя.

Сам дом был комнат на 40. В гостевом доме, который был чуть меньше основного, предстояло жить украинскому десанту женского генофонда, самолет которого уже летел изо Киева в Ниццу.

Повар, заказанный на три дня со своими ассистентами, брал 5 тыс. у.е. в день, причём без учёта продуктов. В гараже томились «бентли», кабриолеты и еще несколько тачек представительского класса для всех участников, чтоб пешком не ходить, слава Богу, годы уже не те.

В восемь часов прибыл микроавтобус с кудесницами, и в девять, под бой курантов Спасской башни, на террасе появилась сборная Украины всех мастей и конфигураций, глаза разбегались, все были хороши, пухленькие, плоские, чёрные и белые, лошади и дюймовочки. Ответственный за Лазурный берег секс-маэстро по имени Пётр был мастером по торговле мохнатым золотом.

Ужинали долго и обстоятельно, девушки ели и пили задорно и весело, с хорошим аппетитом, мужчины шутили, говорили тосты, длинные, как на Кавказе, и яркие, как в Одессе.

Бывший поэт, а ныне трубный король, читал стихи о нелёгкой доле олигарха и о классовой ненависти (события путча, который прошёл, болели и в нем, как человеке неравнодушном).

Украинские девушки, плотно поужинав, стали спивать на мове, что придало французскому вечеру гоголевского колорита.

За полночь начали расходиться кто с кем, Князь выбрал себе девушку с нервным утончённым лицом, похожую на его любимую модель, Летицию Ласта, с которой он в прошлом сезоне провел пять дней в Беаррице всего за 25 штук в день.

Эта была более яркой и существенно дешевле, что тоже грело.

А ещё из секретного досье ему стало известно, что девушка имеет пирсинг в укромном месте. Металл Князь любил за то, что тот ему давал деньги. Так девушка получила кличку «стальной клитор» и завидного партнера.

Князь спал мало, два – три часа за день, отчего времени у всех было много.

Следующим пунктом назначения стал отель «Карлтон», где в одноименном казино его знали как крупного игрока. «Шпилил» он крепко, но и поставить бывало трудно из-за леса рук с фишками, плоскими как шоколадки, с достоинством 1, 2, 3 и 10 тыс. долларов.

К пяти утра Князь влетел уже на 300 тыс., но не сильно расстроился, и мы вернулись в Кап Антиб на отдых. Всем игрокам захотелось перекусить, но в доме было тихо, обслуга уехала до утра и только охрана и старая перуанка, не понимавшая ни слова по-французски и тем более по-русски, осталась в доме стирать носки и трусы гостям. Троица прошла на кухню, остатки великолепного ужина были уже в мусорных баках – в таких домах ужин на завтрак никто не оставляет. Бедная старушка всё кивала головой и говорила «си» и никак не могла понять, почему русский хозяин так орёт «Где ужин, где мой фазан? Построить всех, будем разбираться, всех порубим».

Открыв по порядку шесть холодильных шкафов, полных полуфабрикатов, он нашел лоток с яйцами и французский батон. Быстро выпив по стакану и заев сырыми яйцами с булкой, Князь умиротворился и дал уборщице тысячу франков. «Хер с ним, с фазаном», – сказал он и пошел спать.

Утром у бассейна на завтраке прошёл разбор полётов, кто, как и сколько раз поимел Украину, хозяин тоже отчитался, «стальной» выдержал испытание на сжатие и упругость, давление и прочие характеристики, Князь был всегда внимателен к деталям и был уверен, что у него лучший член на Кавказе и Средней Азии.

После завтрака плавали на яхте в Монте-Карло. Обедали, купались. Там выяснилось, что наша яхта была длиннее яхты Валентино, но короче, чем у Дональда Трампа, за что брокер получил по харе (два раза). Сиесту встретили в Кап Антибе.

Ужин у бассейна был изыскан. Князь заказал фазана, тушу на вертеле и много всякого. Потом поехали в Канны на фейерверк, особенный тем, что он шел полтора часа на барже в море; далеко от берега стояли баржи, с них стреляли, но залпов из-за расстояния было не слышно. Специально записанная партитура из классического репертуара вместе с шикарным фейерверком синхронно под музыку создавала сильнейший эффект.

Самыми топовыми были места на веранде «Карлтона». На левой веранде сидели простые туристы, заплатившие за номер не менее 600 у.е. в день, а вот на правой, где в фестиваль всегда сидят звезды, сидела группа русских коммерсантов платино-никелевой группы с девушками, разодетыми как рождественские елки, с камнями в ушах, освещающих берег не хуже фейерверка.

Люди на набережной разглядывали их, пытались узнать их лица, но, к сожалению, не узнавали никого, это хозяевам веранды очень не нравилось, они даже жили всей своей группой в «Эден Роке» – гостинице, где живут суперзвезды на Каннском фестивале. В общем, плохой пиар был в этой компании.

После фейерверка все уехали в дом, а мы с Князем опять поднялись в казино «Карлтона» на второй раунд. Опять засадили двести штук и Князь уже завёлся. Утром на завтраке принимали гостей, творческую интеллигенцию Москвы.

Приехал модный телеведущий с девушкой, у которой овощная фамилия, они по заданию гламурного журнала разъезжали на арендованном «пежо» и собирали материал об отдыхе новых русских. Телеведущий всё хвалил. И вино, и сыр, и девушек с Украины, девушка его с овощной фамилией морщилась, она была выше этого, и блядей не любила по определению.

Телеведущий похвалил двух певуний из группы поддержки, пообещав им промоушн на первом канале и всесоюзную славу, они возгордились и перестали давать нашим кавалерам, считая, что теперь они уже звёзды, но, получив пару раз по голове, решили отложить славу на потом и пока заработать естественным способом.

Обед в ресторане «Горный» на десяти машинах с сопровождением мотоциклистов, с музыкой из всех кабриолетов из репертуара М. Круга и «Белого Орла» привлек внимание всего побережья от Канн до Ниццы.

Он был омрачён душевной чёрствостью французов и каких-то немцев, которым не нравилась песня «Три счастливых дня было у меня…».

После второго куплета подошел управляющий и сказал, что здесь не караоке-бар, а ресторан «Мишлен», три звезды, и что орать не надо. Князь предложил заплатить десятку за неудобства, на что получил вежливый ответ засунуть себе десятку в жопу и не портить репутацию ресторану, в который ходил ещё Наполеон до посадки на остров Святой Елены. Это воодушевило обедавших русских, всегда сочувствующих всем, кто сидит или сидел. Во время спуска из ресторана вниз до стоянки был исполнен «Владимирский централ» в честь Наполеона Бонапарта.

Наступал последний вечер на Лазурном берегу. Повар подготовил фантастический ужин, зажгли все люстры в доме, официанты оделись в белое, девушки – в черное.

Перед ужином девушкам раздали конверты на ленты и булавки, по ощущению, денег там было немало. Хоть я и услышал разговор двух из них после изучения конвертов. Да, сказала одна, вот Вася из Киева давал больше в Харькове в бане, все эти – московские мудаки! Понтов много, а жадные. Вторая резонно заметила ей, что он – олигарх, у него на Крещатике имеется 10 ларьков.

Сам ужин прошёл весело, все обсуждали последнее событие прошлой ночи, когда один из гостей, собираясь сесть в хозяйский «бентли» на выходе из «Карлтона», не зная ни одного языка, прихватил на виллу чернокожую красавицу, представившуюся ему как внебрачная дочь султана Брунея.

Нашего друга её происхождение волновало не более, чем положение детей в Гондурасе, а вот вломить он ей был не прочь.

Они провели чудную ночь, она видела дом и всю компанию, он обливал её у бассейна розовым «Кристаллом», а утром, когда она попросила две штуки и такси до отеля, он не понял, что ей надо, и попросил перевести, что гусары за любовь не платят, хотя на такси денег дал, извинившись, что заказать он его не может, т.к. не знает французского.

Она уехала ошеломлённая в отель и всем рассказала, что русские – это что-то с чем-то и что Достоевский был прав: «Умом Россию не понять», она, видимо, плохо училась в Сорбонне и всё перепутала.

…Ночь перед последним днем в «Карлтоне» была накалена. Князь влетел уже на 650 тыс. у.е. и отбить он мог только до пяти утра. Он замер у стола с рулеткой, где по предварительной договоренности должен был играть один. Бой начался без развязки, и сразу Князь за пять минут отбил сотку. Крупье, противный галльский петух, мигнул – и хозяин казино заменил дилера. Пришел старый мудак с обожжённым лицом (по легенде ему в лицо плеснул кислоты араб из Кувейта, которого он обчистил на три лимона за вечер по безлимитным ставкам). Князь играл по тысяче в номер, ставил сплиты, каре и, если попадал, то поднимал сразу по 100 – 150 тыс., но ставил за один спит тоже много, иногда все поле было в прямоугольниках с цифрами 1000. Бой шел крепко, ноздря в ноздрю. К четырём утра минус составил 950 тысяч долларов США за три дня. Карты все блокировались, наличных не было, кредит казино не давало, и тогда Князь пошел на улицу в банкомат со своей безлимитной чёрной картой, снимая по 200 франков; за 40 минут он снял 30 штук и поднялся в казино, где на последних трех сплитах поднял 1 250 000 долларов США, приведя в шок всё казино. Ему отдали только сто тысяч и чек на остальное.
Это было давно, двадцать лет назад…
Многих людей из того времени нет….только ветер шелестит листьями на набережной у Мажестик и Нога Хилтон…