1397739900_hohotok.net_3_prostitute_04

Игорь Мальцев:

Мне не нравится платный секс. Хотя, думается, что практически любой взрослый мужчина в стране так или иначе его пробовал. Есть что-то механическое в этом. Причем с обеих сторон. С другой стороны, секс за деньги сильно оздоровляет отношения в обществе. Особенно, если у тебя подруга (еще хуже — жена) лежит как бревно и только командует: «Пять миллиметров выше, пять миллиметров ниже» — и никогда не задумывалась о таком понятии, как «предварительная игра». Тогда да, честное старание профессионала за честную цену имеет некоторый смысл.

Но мне все равно не нравится. Но я не осуждаю и, более того, всячески защищаю право женщины распоряжаться своим телом, как ей заблагорассудится. Общество может иметь по этому поводу собственные предрассудки — сколько угодно. Общество обычно крайне лицемерно во всех вопросах, которые касаются слизистых оболочек и пещеристых тел.

История вопроса вечна. Выводы сделали немногие. Что, набив шишки в самых неприличных местах, смогло сделать человечество — это разработать хотя бы какие-никакие правила и законы, которые бы регулировали процесс обмена жидкости на твердую валюту.

 

1397739889_hohotok.net_9_prostitute_10

Во первых, любо законодательно запретить секс за деньги (что самое глупое из возможных вариантов) , либо разрешить — с уплатой всех налогов на индивидуальную трудовую деятельность.

В первом случае проституция уходит в тень, а сами труженицы становятся легкой мишенью для эксплуататоров, маньяков и просто идиотов. Во втором полегче, но, как показывает опыт протестантских стран типа Нидерландов, Германии или Дании, там тоже есть охотники поэксплуатировать небольшой, но прибыльный участок женского тела.

Проституция, наркотики и оружие — священная триада мафии, и она никогда добровольно не откажется от прибыли. Но в первом случае она действует безраздельно, во втором вынуждена конкурировать с государством, а оно оказывается сильнее.

Именно поэтому в наиболее благополучных странах  действует закон, по которому женщина вправе обменивать секс на деньги, но тотально запрещено сводничество (сутенерство). Считается, что это как-то оградит девушек и женщин от эксплуатации со стороны мужчин. Ах, да и женщин тоже — совсем забыл про институт «мадам», или, как у нас их называют, «мамочек».

В России законы на эту тему довольно вялые. С одной стороны, проститутки не подвергаются уголовному преследованию, а всего лишь административному. С другой стороны, и сутенеры тоже. Хотя у нас есть и закон об организации притонов, и закон о сводничестве. Зато какой простор для злоупотреблений.

Немудрено, что, когда мафию стали вытеснять из всех сфер бизнеса правоохранители, вовсе не затем, чтобы это пресечь, а просто чтобы занять денежные места, проститутки России плавно перешли под другую теневую юрисдикцию и иное, альтернативное налогообложение.

У этого бизнеса есть свои каналы рекламы, конечно же. Раньше использовались газеты, где печатали платные объявления, потом пришел интернет, который позволил многим уйти с улиц и заниматься любимой профессией на дому, либо в салонах. Вроде XXI век на дворе — все сухо и технично.

Ан нет — я, как и сотни тысяч московских автовладельцев, в какой-то момент стал обнаруживать у себя под дворникам тонкую брошюру под названием «Флирт». Так как я не привык сорить на улице, то просто скидывал их на заднее сиденье вместе с пустыми пачками из-под сигарет и чипсов. Подруга, увидев, спросила: «Ты чего это такое читаешь?» Услышав правду, она не поверила. В пользу ее версии говорило то, что ни один мужчина, наверное, не в силах пройти мимо журнала с девушками. В пользу моей — что весь этот мусор на заднем сиденье так и оставался нераспечатанным.

Поэтому сошлись на том, что надо почитать, что там. Результат подивил. Меж объявлений о продаже юной и не очень плоти стояли статьи вполне патриотического, я бы даже сказал, ура-патриотического толка.

Удивило и то, что журнал зарегистрирован как информационное издание. Дело в том, что у нас спокойно можно зарегистрировать эротическое издание, к которому «Флирт» гораздо ближе, чем к информационно-садоводческим. Почему «Флирт» не зарегистрирован по-честному? Ответ простой: эротическое издание нельзя подсовывать под дворники — у него другие условия распространения, гораздо жестче. Да и налоги совсем другие. С другой стороны, он может быть признан эротическим только по направленности и то с натяжкой. Потому что ни одной фотографии с реально обнаженным телом в нем не было.

Теперь главного редактора Станиславу Казакову, ее мужа и множество сотрудников  задержали и вменяют организацию процесса по продаже секса (сводничество).

Но мы помним уже попытки обвинить в этом, например, орган Павла Гусева «Московский комсомолец». Но тогда реальной причиной была позиция газеты и ее конфликт с министром обороны Грачевым.

«Флирт» транслировал крайне патриотическую позицию (неважно, была ли это позиция редакции или позиция тогдашней «крыши»), и, стало быть, тут по политике не подкопаешься. Вообще-то представляете себе журнал про секс-услуги с либеральной позицией? Я — нет. Он не дожил бы до понедельника.

Так что, похоже, конфликт издателя с «законом» — это не более чем постановка, скрывающая передел рынка и собственности. Кто-то сливает прежнюю «крышу» и хочет уже получать деньги сам, ведь estimated доход в месяц тут оценивается в 30 миллионов рублей. Тогда все становится понятно.

Однажды мне стало все понятно про секс за деньги. Когда мне было очень плохо на почве романтики, друзья решили развеселить — прислали домой проститутку, сказали: заплатишь ей триста долларов — она хорошая. Девушка действительно была хорошей и все сделала как надо. Потом сказала: пятьсот. Естественно, удивился и отдал. И тут же стал героем псевдоанглийского анекдота: «Ну, что вы хотите — ***ди, сэр». Довольно точное описание ситуации с «Флиртом».

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks