«Этот ещё у Брежнева корпоративы открывал, матёрый…»

1341

В группе «Остановим произвол властей» вниманием Жени завладел Жофрей де Пейрак 50 лет — Олег Геннадьевич.

Олег Геннадьевич имел роскошную крашенную шевелюру, жил с мамой, представлялся актером театра, писал стихи, залихватски употреблял огненную воду, впадал в экзистенциальное ничтожество и писал пьесы для ТЮЗа, шансов не влюбиться не было вообще.

Пылкий альфа-самец поминутно слал Женьке селфи, сердечки и уверения в необъятной любви, говорил, что судьба водила так долго их окольными путями, чтоб соединить, витальный жуир сорвался с петель и начал предлагать женитьбу.

Седовласого жуира выгодно отличал тот факт, что во время видеоконференции, он бодро спел Женьке романс о любви и сразу показал гениталии.

Женя решила, что надо брать, нечасто такой купец за товаром в продмаг ходит. Сделав депиляцию и маникюр, Женька помчалась навстречу судьбе, взяв на первое свидание нас, о чём предупредила горячего парубка. Женька робела и тряслась.

Когда наше министерство духов и каблуков вошло в ресторацию, Олег Геннадьевич дерзко представился актёром, который вот-вот покорит голливуд, тут бы нам и бежать, но моя чёртова толерантность и безосновательная вера в людей всегда играет злую шутку. Тряхнув крашенными кудельками, заинтересованный в скором страстном соитии потерпевший начал с козырей:
— Дамы, вы- обворожительны, я хочу вам спеть.

У меня лопнула бретелька, и засосало под ложечкой. Я посмотрела на Ирку, Ира резюмировала хладнокровно:
— Пусть поёт, артисты — они такие. Этот ещё у Брежнева корпоративы открывал, матёрый, нам всё равно без сего песен не уйти…

Поправив пиджак Чипполино, уворованный в ТЮЗе ещё до смерти Сталина, бюджетный Джельсомино уточнил:
— Среди моих предков были кавказцы, горячая кровь всегда толкает меня на подвиги.

Я взяла со стола нож. Судя по расщеплению личности, удивительно бессвязной речи и настораживающей мимике, стучали кутаисскому Паваротти только санитары и только в дверь, но безучастно.

Я поискала глазами пути отхода, Ирка строго зыркнула очами, дескать, надо уважить мучачо, люди мы или где.

И ловелас дал такой копоти, что затряслись люстры. Взяв гитару и элексир смелости, он вдарил по струнам и взревел:
— Прошлась по коже иголка иголочка,
Как по душе потопталась судьба.
С тех пор осталась наколка-наколочка,
И я забыл бы да только нельзя…

У меня из ноздрей полился боржоми, Ирка закатилась за плинтус, зал обмер, Женька умильно подперла щеку рукой и улыбнулась, тенор 21 века воодушевился поддержкой любимой, прибавил громкость.

Видавший виды Карузо поправлял парик, трогал выразительно микрофон и себя, дышал, обещая напрасно слушателям одышкой скорое отправление к праотцам, и пританцовывал, и кричал со сцены:
— Кивать на меланхолию — удел малодушных, вдарим рок в этой дыре!
Я максимально вежливо осведомилась у Жени:
— А твой восхитительный Шон Коннери кавказского разлива долго еще будет нам делать больно? Если в помещении кончится алкоголь, то варианта будет два: мы скоропостижно покидаем эту обитель наслаждений, или я наношу пиратской копии Джека Николсона травмы.
— Девочки, он же — творческая личность, Олег ещё пишет стихи, он взял с собой новый сборник «Любовь и смерть».
— Водки… много… — Скомандовала Ира.

Прекрасный Олег Геннадьевич, утомившийся петь хиты про то, как убегал от погони человек в телогрейке или просто зэка, вернулся за стол, залпом хватанул графин с водкой, начал угрожать чтением своих стихов и заснул на руках у любимой…

 

 

Ловитесь в наши сети:

Google Новости: Mayday

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks

Загрузка...