i

Лена Пчёлкина

В ходе своих исследований я несколько дней тасовала героинь как колоду, пытаясь найти светлый образ. Нет, нет ни других писателей, ни героинь, ни героев. Всё больше и больше проникаешься жалостью ко всем Лужиным, Карениным, мужу Маргариты (прототип Евгений Шиловский) и многим другим , сожженных в печке страстей и рефлексий русских героинь, их неподходящих приятелей и дидактического материала.

И я все мучилась вопросом, ведь что-то движет и героинями и реальными женщинами, руководит их поступками. Что дает такой мощный импульс. И вдруг на глаза мне попалась популярная в Интернете статья «О мудаках».

Я ее прочитала несколько раз и никак не могла понять, что она мне напоминает…. Три-четыре джин тоника простимулировали мою память. И вот оно, искомое.

Разворошив всю домашнюю библиотеку, достала зачитанный до дыр журнал «Москва» за 66-й год, пухлую зеленую книжку, купленную в лохматые годы за чеки Внешпосылторга и недавний фолиант времен романтики и вседозволенности. Разные издания одного и того же романа и какие разные эмоции. И дело совершенно не в купюрах, сокращениях и редакциях того или иного варианта.

Дело в возрасте, когда это прочитано, а потом перечитано. В 16 лет- это роман о любви, в 40-мениппея о мудаке.

Если отбросить все — и оставить их отношения нагими и беззащитными, то вырисовывается та самая статья о мудаках. Безусловно, повествование любви, о любви вульгарис, что называется без обременений. О любви несмотря ни на что, никого не принимая во внимание, с овиновачиванием (в случае Маргариты) и сомнительных оценках (в случае Мастера) предыдущих партнеров, ну и с последующим двойным замаскированным самоубийством, как собственно и положено в классическом каноне.

Так вот о герое как собственно о предтече и возможном стимуле книжного бл@дства. Тут литературный отец (кстати в реальной жизни проходящий по всем пунктам великой статьи «О мудаках») выступил не щадя живота своего.

Роман без героя, не смотря даже на то, что его именование вынесено в заголовок. Герой без признаков такового и даже (Карл!!!) без имени. Герой без внятных фраз, с огромной претензией к окружающим и без поступков.

На протяжении всего повествования он совершил их два — купил лотерейный билет и спер ключи у нянечки дома скорби. Есть еще оценочное и довольно гадкое суждение о первой жене. Даже любовь, которая ему раз в жизни облокотилась, он описывает словами «убийца», «молния», «финский нож». «Молния» еще туда-сюда, но в остальных определениях собственно заложен финал.

Мы знаем о его роде деятельности. Он- историк и написал роман. Романа, никто не читал, кроме Маргариты, невнятных критиков- будущих жертв погрома, и высших сил. В контексте произведения наличие романа остается загадкой– это или параллельное действие, или рассказ Воланда (с чего собственно все и начинается) или какой-то небольшой вступительный текст, намертво засевший в голове у Маргариты.

Автор в описании героя пошел даже дальше других литераторов, если в остальных произведениях «неподходящая влюбленность» хотя бы передвигалась сама, то в данном случае его все время переносят те или иные слуги дьявола (будь то агенты НКВД, санитары красной психиатрии или свита Воланда) в разные места не всегда законным, а иногда и вовсе фантастическим образом.

Все действия и решения полностью отданы и автором и героем на откуп его подруги. Решения принимает она. Она готова на все, и собственно это все она и осуществляет: разрушает собственную семью, летает на метле, громит квартиры ЕГО обидчиков, выступает на шабаше в роли хозяйки в сомнительном с точки зрения обывателя туалете и, в окружении не менее сомнительного круга гостей. Она готова отдаться знатному иностранцу, чтобы узнать о НЁМ. Словом, она раздвигает любые пространства и временные рамки силой своей любви.

Он же, когда его перенесли (!) к ней способен на слова «Оставь меня, я болен! Перенесите меня в подвал, мне скучно» . Цитата не точная, но смысл верный. Ни тебе радости, ни тебе страсти. Ни тебе спасибо.

Это такая история о сильно постаревших Ромео и Джульетте в тисках коммунального быта, которые в какой-то момент одновременно сошли с ума, но с разными диагнозами. У нее — маниакально- депрессивный психоз, а у него приобретенный аутизм, если такой существует.

Это она помнит наизусть его роман (или то, что он называет своим романом), это она рассказывает уже в вечности то, как они будут жить с конечной фразой, что «выгнать ты меня уже не сможешь».

Кстати о ЕГО романе. Несмотря на то, что его прочитали (или прочитали его мысли о нем), и отметили плейсмент, ремарка была следующей «Он не заслужил света- он заслужил покой» . Я бы даже сказала- это ОНА заслужила за них двоих и покой и свет и, простите лысого черта. Так что роман по признанию большой критики (если он вообще был) оказался так себе роман.

А если бы не Азазелло, то ОНА бы, конечно пошла на службу, клянчила у бывшего, варила борщи из брюквы на коммунальной кухне. А он бы лежал на диване и виноватил бы всех вокруг, и ее в первую очередь за невозможность создать ему условия для работы.

Собственно квитнэссенция романа именно в заслуженном покое, а стало быть и в забвении героя. Жалко , что пострадала Маргарита. Не знаю ли, можно ли в вечности пожалеть о своих поступках и что-то изменить. Если это возможно, думаю, у неё все впереди.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks