129786452918

Как быстро страна стала другой! Вот что я в июне 2012 писал в Одессе, про пьянку с киевскими коллегами. А?! Да просто визионеры. Мы обозначили все болевые точки. Наверно вы думаете что выстроилась очередь желающих нанять меня консультантом? Нет, ни одна блядь не на стала в эту очередь. Наняли каких-то мутных людей, которые 3 дня провели в Киеве, 2 в Одессе и 1 в Донецке, — ну и посмотрите, что мы имеем…

«Россия и Украина:
Нужны они друг другу? Или нет? Помирятся, нет ли? Или это неважно?

Обычно дебаты на русско-украинскую тему протекают на уровне “вы сами дураки и чуть не негров вешаете, вы плохие, а мы хорошие, от вас все зло, при том, что вас просто не существует», и прочее. И вдруг – спокойная взвешенная дискуссия, которая только и стала возможна потому, что в ней участвовал объективный – на грани просветления — украинский космополит с русским паспортом Игорь Свинаренко, который неприкрыто и беззастенчиво любит обе страны и оба народа.

Он встретился – в ходе литературной экспедиции по Днепру – с заметными деятелями современной украинской культуры, это два друга, и зовут их так: Микола Вересень и Лесь Подеревянський.

Справка-1.
Николай Константинович Ситник (он же Вересень) род. 1960. Закончил истфак Киевского университета и аспирантуру. Был археологом, моряком дальнего плавания, преподавал историю. Стажировался и работал на БиБиСи в Лондоне и в Киеве. Сейчас – теле- и радиоведущий, общественный деятель, политик, переводчик, автор книг. Киноактер.
Его отец – академик. Две дочки, одна взрослая, давно живет в Европе.
Справка-2.
Александр Сергеевич Подеревянский (он же Лесь Подерев’янський) род. 1952. Закончил Киевский государственный художественный институт. Художник, писатель-сатирик. Широко там «известен своими гротескными сатирическими пьесами (всего около 50), полными неполиткорректностей и ненормативной лексики, которые расходились в авторском исполнении вначале в магнитофонных записях, позже через компьютерные сети, а затем и издавались на различных носителях». Сын и внук художников. Картины хранятся в различных художественных музеях в Киеве и за рубежом, а также в частных коллекциях».
Трижды женат.

Справка-3

Проект «Литературная экспедиция» был инициирован Агентством по печати и массовым коммуникациям РФ и Госкомитетом по ТВ и радиовещанию Украины, поддержан Министерствами культуры обеих стран, Посольством России в Украине, различными фондами, спонсорами и общественными организациями (например, Фондом Петра Порошенко, Проминвестбанком в Украине, Россотрудничеством, украинским Фондом Генриха Белля, Польским институтом в Киеве, львовским Форумом издателей и т.п.) Воплощали идею в жизнь российское издательство О.Г.И. и украинское Фолио, а также Полит.ру, Полiт.uа, региональные администрации и др.

Экспедиция длилась три с лишним недели, по Днепру и Черному морю, с вылазками на сушу. В ходе которых скажем так деятели культуры обеих стран встречались с людьми, читали лекции, отвечали на вопросы и спорили друг с другом, а еще – дарили книжки библиотекам, вузам, школам и проч.
Сейчас входит в моду такая штука как заведение знакомств с соседями по доме или по даче, а то уже люди в лифте не здороваются друг с другом, ни у надо как начать улыбаться, вроде бы. Вот в ходе экспедиции люди пытались проделать то же самое в отношениях между нашими двумя странами. Какую из них я например люблю больше? Обожаю ваще вопросы типа «ты больше любишь маму или папу» (в моем случае – любил), их любят задавать дебилы.
Украина со всей темой Киевской Руси и прочих почтенных древностей кажется мне иногда похожей на вашу и в то же время нашу, такое бывает, родную бабушку. «Что, у старухи нету денег и пенсия маленькая? Отсрочку просит? А ну-ка ей газ отключим в аккурат на новый год как ударят самые жуткие морозы! Пусть знает. И тариф ей установим больше чем ветеранам вермахта, которые жгли хаты под Смоленском и под Киевом, у нас все блять равны! Пусть салом греется и галушками!» Вроде я точно передал московские разговоры, нет? Эти умозрительные украинские старушки напомнили мне реальных русских бабушек, которых гоняют менты из подземных переходов не позволяя торговать собственноручно изготовленными рукавицами (привет Ходору) и своими огурцами, — в самом деле, не ехать же на рынки разбираться там с этническими красавцами-мафиози! Русский мент, он под другое заточен.

Вдумчивый читатель захочет, да хоть просто чтоб наткнуться на знакомые имена, увидеть список участвовавших в экспедиции людей, — на вот, возьми его скорей:

от России
писатели Александр Кабаков, Андрей Дмитриев, Игорь Иртеньев, Виктор Шендерович, Марина Москвина, Марина Бородицкая,

журналисты Виталий Лейбин, Виктор Лошак, Игорь Свинаренко, Алла Боссарт, Александр Архангельский, Николай Александров,

историки Алексей Миллер, Арсений Рогинский, лингвист Максим Кронгауз, астрофизик Сергей Попов,
биоинформатик Михаил Гельфанд,
переводчики Елена Костюкович, Михаил Яснов, Елена Мариничева, Максим Амелин, Игорь Клех,
актер Александр Филиппенко,
художник Леонид Тишков и мн.др.,

от Украины
писатели Сергей Жадан, Ирэн Роздобудько, Юрко Винничук, Лесь Подеревянський, Вадим Левин, Борис Херсонский,

журналисты Юрий Володарский, Александр Апальнов, Виталий Портников, Микола Вересень,

телеведущий Борис Бурда, историки Георгий Касьянов, Алексей Толочко, Татьяна Портнова,

переводчики Евгения Кононенко, Андрей Павлишин, Марианна Кияновская,
этнограф Александр Пригарин,
врач, бард Ольга Богомолец,
барды Игорь Жук, Владимир Каденко, литературовед Мирон Петровский и мн.-мн.др.

—Я в Москве какбэ отвечаю за Украину, — рассказываю я Вересню и Подеревянському смешную вещь, они правда не смеются, — мне предъявляют все претензии, какие только могут быть к. И их много, это длинный список – а в конце списка такой наверно пункт: «А нету никакой Украины, и не было никогда. И, кстати, украинцы — это то же самое что русские». Ну и шутки про сало. Креатив приблизительно такого уровня, — вы, небось, в курсе. И – слабый (или вовсе никакой?) интерес к соседу. Вот я спрашивал московских знакомых про деятелей современной украинской культуры. Кого называют? Богдан Ступка (за то, что снялся в ряде русских фильмов), «Виагра», «Квартет И» — который, конечно, из Одессы в основном, но живет в Москве, Верка Сердючка (тот еще культуртрегер). Важный тезис, пассаж из фильма «Брат-2», который поднимает русским настроение – это «Вы за Севастополь ответите». (Хотя тут разговору много, а действий никаких, слили Севастополь, и все дела, че-то не партизанят там русские националисты к счастью). Еще в России модно утверждать, что нету и не было никакой Киевской Руси.
Ну, вкратце, я вот и очертил круг вопросов, которые мы, надеюсь, сможем обсудить сегодня.

Подеревянский (далее П.) Понимаю. Я как человек доброжелательно настроенный ко всем нациям…
— Как и я…
П. …так вот я всегда мечтал встретить нормального кацапа. Бывает, думаю: о, наконец, я его встретил! И вот мы пьем водку. Но — после третьего стакана он обязательно скажет про Севастополь. (В который ему будто кто-то не дает приехать.)
—И визы не надо.
П. И тут я придумал шо делать? Я начинаю заманивать – как Кутузов – и говорю: «Вы вообще, кацапы, не знаете истории своей». Он лезет в бутылку, говорит – знаю. Ну, как же знаете, если «Слова о полку Игореве» даже не читали! Там же есть слова про то, что когда Игорь вышел за пределы Руси, он оглянулся и сказал: «О русская земля, уже за холмом сокрылась ты!» А было это в Донецкой области. И что ты тут делаешь? Я вгоняю второй гвоздь. Говорю: вообще вы некультурные. А почему? Вы «Тараса Бульбу» плохо знаете. Знаем хорошо! Вот за что погиб Тарас? Он потерял люльку и, чтоб та не досталась вражим ляхам, вернулся — и они его забрали в плен.
—Это история о вреде ваще курения!
—Так вот, мы в 16 веке умирали за то, чтоб курить. А вас через 200 лет ваш Петр бил вас палкой, чтоб вы закурили. Дикая нация! Ну, и вот так мы налаживаем, значит, контакт.
— Культурный контакт.
Вересень (далее В.). У меня версия очень простая. Она более наукоемкая. Подя (Подеревянський) ж у нас человек творческий. А у меня такой простой подход. Я все время говорю: русский интеллигент заканчивается на украинском вопросе, а украинский — на еврейском.
—Как интересно! А вот, кстати, есть же еще русские интеллигенты, которые на еврейском вопросе тоже любят заканчивать.
В. Ну, у нас тема несколько иная, потому что мы жили всегда с евреями. Мы их знаем, это наши братья. Мы, конечно, их били иногда, — это тоже было.
П. Извини. Мало кто знает, что среди этих страшных людей, называемых бендеровцами – были отдельные национальные батальоны, в том числе и еврейские.
В. Кроме польского! Польского не было батальона.
П. Да.
В. Были венгерские, азербайджанские были, русские даже роты. Вот это странно!
— Вот и в СС были мусульманские даже подразделения.
В. Русского человека всегда видно. Подеревянський прав, русский – он где-то на третьей минуте или на третьем стакане вспомнит про Крым.
П., официантке:
—Совершенно невозможно уже без водки.
Официантка: Я несу уже!
Все это по-русски, как вы понимаете, ну а чего вы хотели в Одессе?

В. Да, на третьем стакане всегда прорывается вот это. Севастополь и прочее, пятое-десятое, весь набор. Что, конечно, всегда удивляет… Хотя с другой стороны это понятно – получается, что в России надо многое переписать. И это, конечно, болит, я понимаю. Я стал националистом из-за русских. В городе Владимире это случилось. Во мне русская кровь есть, какая-то еще кровь.
— Мы эту «еще какую-то» кровь тут не называем.
В. Нет, евреев я искал. Я искал специально — хотел свалить. Когда мне исполнилось 18 лет, я имел право на свал. Я пришел к папе, стал на колени и сказал: «Отец, скажи, ну хоть кто-то был у нас?» Он ушел, долго думал, прикидывал, и сказал: «Не получается».
—Это какой год?
В. 78-й.
—Ну с такой фамилией (отец Вересня – Ситник, и сам он по паспорту вроде тоже) можно было и проконать. Вполне еврейская тема.
В. Нет, Ситник – не, не сильно. Сделали изучение; у меня есть тетка из Запорожья… До 18 века добрались – ничего. Я пiджидок: люблю евреев.
П. Он у меня играл в пьесе про Власова.
—Власов — в эсесовской форме? Блять, какая у вас тут русофобия.
В. Ну это же пьеса.
П. Еще там у меня Павлик Морозов – он сын Саввы Морозова. А Павел Власов, который у Горького – он отец генерала Власова.
— О, это же лежало на поверхности! Как же в Москве не додумались… Русские-то.
В. Мы и сами русские, конечно. Но у меня возникает вопрос – кто же такие русские, тогда? Если русская земля скрывается за холмом в Донецкой области, то мы, в Киеве — русские получаемся. Так мы и назывались до 17 века включительно. Это вот история такая была. Мы русские. А вот те, в Москве – кто они?
П. Мы не русские, мы руссы назывались. А вот они кто?
В. И вот все нации – это «кто», а русский – это «какой».
— Я, долго живя и там, и тут, долго думая, понял, что я единственный в своем роде украинский космополит.
В. А мы единственные в своем роде украинские куртуазные националисты.
— Ну, если куртуазные, то должны быть в вышиванках!
П. Нет, какие вышиванки — мы же бездельники, жуиры и бонвиваны. Я не ношу вышиванку не принципиально, а просто так. У меня есть свой по этому поводу резон. Дело в том, что народ в этой стране никогда не носил вышиванки. (Термин «эта страна» обострил Женя Киселев, ныне украинский журналист, живущий в Киеве, кстати.) Вышиванки носила интеллигенция, которая хотела брататься с народом. И украинские письменники. А также, впоследствии, депутаты и прочие политики. Я никогда не встречал человека из народа, в селе, крестьянина, одетого в вышиванку. Никогда!
— Микита Сергiйович Хрущев.
П. Хрущев не был человек из народа, он был человек из Политбюро.
— Ну, у нас в Донбассе это было не очень — разогнаться на украинской теме…
В. Которые разгонялись, тех сразу в тюрьму. Василь Стус, например. Он оттуда, из Донецка.
В. Мы желаем, чтоб ты уехал – и тут сразу все началось.
— Ну, в общем, я смотрю, вы без меня обошлись.
В. Нормально!
— Да? Или не хватает тут людей нормальных? О присутствующих мы не говорим, ок?
П. Хватает вроде, но я бы не сказал, что это важно…
— А вот была тема, что при Советах лучших людей высасывала Москва.
В. Это правда. Так и было.
—Эта тема закрылась?
В. Я скажу даже, почему высасывала. В Москве было, как ни странно, посвободней, чем здесь. Здесь холуи были гораздо круче, чем в Москве.
П. Ну, «святей папы римского» – это ж великая фраза.
В. Это раз. И во-вторых, все делали там карьеру себе. Карьеру можно делать в империи только в Риме.
—Я когда-то написал что, может быть главная причина отделения от СССР — это желание выйти из-под генпрокуратуры СССР, а со своими-то проще было договориться. Теперь, типа, поделим все как братья.
В. Ну, есть такая версия. Я расскажу историю такую интересную. Поскольку мой папа академик, то я общался со всякими премьерами и министрами. Ну, Украины. УССР. И вот то, что я запомнил. Приходит председатель Госплана УССР. И у него ракетка. Вот, он говорит – на весь Советский Союз 200 ракеток. Как вы думаете, сколько Москве отдали? 197 ракеток. И Киеву — 3. И он сказал про Госплан СССР: «От бляди». И это отношение не низы и не верхи. Это иногда заябывало. Быть святей папы римского! Смотреть это украинское ТВ! В России иногда хоть Марк Захаров что-то исполнял, а наши марки захаровы уже давно были все в 35-й пермской зоне. Единственный из украинских диссидентов, которого выгнали за границу – это Мороз. У русских был выбор: заграница или тюрьма, а у украинцев — только тюрьма. За границу – не было такого предложения. «Уябывай отсюда, чтоб тебя видно не было, и мы тебя не тронем». Такого не было.
—Вот почему? В чем тут дело? Ну, пусть бы и выезжали. Как русские… Казалось бы.
В. Думаю, что все просто. Вся история, с которой ты начал свой разговор — Украина не Россия, Россия не Украина. Я так это понимаю. Русская империя может жить, только если есть единое ядро – русские, украинцы и белорусы, как одно целое, три в одном. Только в этом случае российская империя живет! Если нету украинцев и белорусов, этих нету, а они все растворены в русских.
П. Я с тобой абсолютно не согласен. Потому что, как только начинается такая херь, империя гибнет. (СССР, кстати, тоже давно развалился. – ИС.) Рим почему подержался? Потому что в Риме императором мог быть человек любой нации. Вот грузин был императором. А после смерти грузина никто кроме русского не мог стать императором. Это раз…
В. Если бы они в Риме сказали, что императором может быть только чувак, рожденный в Риме – то им бы сразу был пиздец. Он только потому так и держался что… (Про этот пиздец-91 я выше уже упоминал. – ИС)
П. Но украинец, который был на службе в Петербурге – он был русский, и себя называл русским. Он воевал за Россию, он уничтожал Запорожскую Сечь, будучи украинцем нанятым.
В. Я могу сказать еще о своих мотивах. Эти пиздоватые имперские ценности – я их никогда не разделял. И мне абсолютно не хотелось ни самому погибать нигде, ни чтоб мои дети играли в эти пиздоватые игры с Афганистаном, с этими ракетами, и с этой хуйней, мне хотелось жить в нормальной стране. Без этих пиздоватых амбиций. Которые абсолютно ни на чем не построены.
—Это удалось тебе?
В. Так мы сейчас живем в такой стране.
—Это вы живете, ага.
В. Эта страна во многом пиздоватая. Но я точно знаю, что мой внук не пойдет воевать в Афганистан.
П. Потому что кто-то в Кремле что-то решил. (Уточнение существенное, потому что уже в новое время бывшие соцстраны замечательно успели повоевать в Афгане куда их отправило НАТО а не Кремль, вот и Украина вступит в Европу и пойдет посещать мемориальные знаки на пути доктора Ватсона. – ИС)
В. И потому что эти пиздоватые ракеты, и потому что есть это ебаное величие.
—Ну, в принципе, Украина – страна нормальная. Единственно, что у вас там этот хлопчик два раза себе в голову выстрелил… Ну, бывает!
В. …мне хотелось жить просто в нормальной стране. Без вот таких выебонов. Которая совершенно уникальная в современном мире. Если не считать Китая.
—И никуда не надо ехать. Блять. Не надо уезжать в Европу, сиди тихо, и ее труп скоро пронесут под твоим окном. По алфавиту – Греция, кто там еще…
П. Вот квинтэссенция всего, о чем мы говорим — это слова, которые повторяли в Америке после полета Гагарина: «Какие ракеты, они не могут сделать хороший холодильник!» Это очень важно, что все было устремлено в производство танков, а не холодильников.
—Ну холодильников так и нету, своих хороших, а ракеты летают по сей день – о чем это говорит?
П. Об одной вещи. Советский Союз был заострен на исключительно войне. Машин нету, а танки есть.
—А что мы сегодня с этого можем поиметь?
П. Ничего.
—Значит, проехали. Мы не договорили про важную вещь – про дивизию СС. Я в Штатах бывал в редакции газеты «Вiстi комбатанта»…
В. Они называют себя дiвiзiйники.
— Это у вас – дiвiзiйники, а за океаном у дяди Сэма – комбатанты.
-П. А в чем проблема? В чем проблема дивизии СС? Я — не вижу.
—Проблема в том, что в России… э-э-э… об этом очень много говорится и думается.
П. В России, извини, на стороне фашистов воевало гораздо больше людей, чем их было в дивизии СС. Донские казаки, армия Власова… Они такое творили, что куда там эсесовцам!
—А цифры какие?
В. Я могу сказать. В Московском университете я видел кино про это. Там работает парень…
Они говорят наперебой, и я пытаюсь разобрать. Удается с трудом.
—Послушайте, давайте по одному!
В. Ну дай уже мне что-нибудь сказать!
—Послушай, Лесь старше, наверно, он пусть говорит вперед.
В. Ну, это у вас в России важно, кто старший, а у нас молодым дорога. Так вот, человек из МГУ изучал историю людей, которые перешли на ту сторону. И я спросил у него — мой журналист, не я – вот если взять всех, представителей всех этносов, которые перешли на ту сторону, и посчитать… Так он сказал, что 50-55 процентов — это русские, 22-24 — это украинцы… Ну, не могу сказать, что дивизия «Галичина» нас красит, но некоторым я предложил бы обратиться к истории 15 дивизии Вермахта. Или она эсесовская? Ей даже памятник стоит в Москве! Да, СС. И даже с кадилом у них там ходил Патриарх российский – не этот, и не прошлый, а позапрошлый.
—Если эта дивизия, о которой ты рассказываешь, не СС – тогда беда. Слабый будет аргумент. Потому что СС — это все-таки более пропиаренная тема. И взаимозачесть СС с Вермахтом — вряд ли получится. Вермахт – это ужас, а СС – ужас-ужас, никакого сравнения.
П. Донские казачишки делали вещи почище, чем СС. Они вырезали просто мирные села.
В. И тогда объясните мне, почему ваффен СС – почему они все как один живут в Англии.
—Ну, кого-то выдали. Обратно. Краснова, например.
В. Вот донских выдали, а СС – нет. СС Галичина, они почти в полном составе попали в лагеря перемещенных лиц в Италии, Поскольку последний бой был на территории Югославии – бывшей… И все женились на итальянках.
—Итальянки как транспортное средство. А в СССР женились на еврейках вот так.
В. Может быть. Я, кстати, одного из основателей дивизии СС знал, это такой Микола Добрянський.
—И что он сказал?
В. Что цель простая – аналогичные угрупування были от Эстонии до Албании. Они все были против Красной Армии. Они не имели отношения ко второй мировой в целом – но исключительно к нападению КА. Второе, что он сказал – это были люди, которые хотели иметь оружие, но УПА не могла дать им столько оружия. Отсюда тема СС. К тому времени к 1944 году у УПА уже были десятки тысяч людей.
П. Тут еще один момент. В 39-м году, когда русские оккупировали по пакту Молотова-Риббентропа эти западные области, они начали там себя вести так, что народ естественно пошел в дивизию СС.
В. Конечно.
П. Это просто был гэбистский беспредел.
—Иными словами, как я понимаю, речь идет о том, что ничего сделать нельзя, и эта вражда между русскими и украинцами никогда не затихнет. Правильно я понимаю?
В. Нет, есть надежда…
П. Ну, если от нас отъебутся. Русские. У нас очень простая национальная идея: отъебитесь от нас. Простая идея.
В. «Моя хата с краю» – о чем это говорит? Вот и всё!
—В конце концов, ниоткуда не следует, что народы обязаны дружить. Если б хотели, то сломали б нах таможни, вон как немцы с французами. А если люди так не делают, значит…
В. Значит им удобно так жить!
—Вот! Момент, бля, истины.
П. Есть одна очень любопытная национальная хуйня. Ни один народ не хочет, чтоб его любили – кроме русских.
В. Это правда.
П. Русские этого хотят… У них есть даже такая фраза, про других: «Они русских не любят». Русские требуют любви! Аллё, ребята! Чтоб вас любили, вы должны тоже любить кого-то? А то хохлы ебаные пусть русских, значит, любят? Ну что же это такое?
В. Да, все кругом пидорасы, с русской точки зрения!
—Так, с СС мы выяснили.
В. Ну, более или менее.
—Теперь главный вопрос. Украина войдет в Европу быстрей России.
В. Вот мы с ним (кивает на товарища) очень хотим.
—Чего хотите – получить паспорт?
В. Нет, мы просто хотим, чтоб от нас отъебались. В частных беседах некоторые русские дипломаты выражаются не очень дипломатично в адрес России.
П. Я скажу, может, не очень патриотическую вещь – но нам пока рано в Европу, нельзя. Потому что народ дикий.
—Который?
В. Ну, наш народ!
П. Украинцы — дикий народ часто. Дикий и не созрел. Но это только мое частное мнение.
В. А я считаю совсем по-другому. Например, я бельгиец. Или там какой-нибудь чех. Я как бы большой многоэтажный дом, и там живут разные люди. Ходят друг к другу в гости. А тут еще появляется такой житель – ну, неопрятный, скажем.
—Пьяный.
В. Может быть, пьяный. Хотя – начиная с Волыни все ж работают там. Есть целые села и даже маленькие городки, где никто не работает внутри. Все – за границей.
П. Особенно барышни с Западной Украины – все работают в Европе. И никаких нареканий на них я не слышал. Италия, Португалия.
В. И Англия стала очень популярна.
П. Бабы работают бэби-ситтерами.
В. Собирают клубнику. Клубнику!
П. Хаускиперами там.
В. Строителей много. Никто не говорил, что там плохо.
—Значит, Украина потихоньку вползает в Европу. Щупальцами.
В. Думаю, да.
—Девками там. Блядьми. Бебиситтерами. Хаускиперами. Строителями. Вот мы с профессором Киево-МогилЯнской академии Касьяновым говорили на пароходе, плывущем по Днепру, что главное в культурной экспансии Украины — это девки, которые несут тепло. И еще тут я чувствую, что я не в военной стране, а в мирной. Которая не воюет.
В. Хочу тебя расстроить. Это одни из мифов про украинцев. Любая мифология — это противоположность тому, что есть на самом деле. В Грузии тебе обязательно скажут, что все грузины, настоящие — блондины.
П. Да, да.
В. Русские тебе скажут, что они очень гостеприимны. А про нас мифология такая, что все хохлы страшно лагiднi (нежные). Но это до определенной степени. А потом начинается такая кровища. Агрессия и кровища!
—Например?
П. Очень скоро ты увидишь пример.
В. Надо просто знать историю. В истории постоянно такая херня. Волынь. «Галичина». УПА.
—Ну, так когда это все было!
В. …ниче, ниче, не было не было, а потом оно взрывается непонятно почему и — начинается дикая резня. И никакой лагiдности.
П. Это все мы увидим скоро. С Януковичем. Потому что злоба такая! Если в 2004 году это были улыбки…
—Не любите вы просто нас, донецких.
П. Ой не любим!
В. Я просто к тому, что большая разница между Украиной и Россией. Россия очень прогнозируема. А Украина – тут никогда не можешь точно сказать, что здесь будет завтра. Никогда! Она непрогнозируема абсолютно!
П. В 2004 году все сказали: никто не выйдет. А мы – вот нас двое и еще один наш друг – мы, три кассандры, сказали, что выйдут и головы оторвут.
—Это когда?
П. Ну, когда Майдан был. Буквально еще за день, вон пойти людей спросить – все говорили, мы не выйдем, на фига, а нам оно надо? А в день икс все вышли и сорвали голову.
—То есть, нет речи о том, что Украина войдет в Европу и будет счастливой сестрой?
В. Ну, видишь, это ж зависит от пиздоватого поведения самой Украины, которая – уже могла бы быть там. По крайней мере, она к Европе, к вступлению в нее была гораздо ближе, чем сейчас.
П. Это правда.
В. Но есть один плюс хороший. Что, мне кажется, создает условии для всеобщего порыва. Если раньше была дискуссия «Восток-Запад», то Янукович объединил Восток и Запад: его ненавидят все.
—Ну, это вы тут киевляне недовольны – а на самом деле может страна его любит!
В., П. Да его уже и в Донецке не любят.
—А вдруг это сурковская пропаганда. Померанчевая то есть. Скажите, а что, честная была на выборах победа, у вас?
В. Последняя? Относительно да.
П. Все было нормально, он победил честно.
—Ну! И чего ж вы еще хотите? Сами мудаки.
В. Ну конечно! Мы ж не говорим… Но я надеюсь в своей жизни иметь европейский паспорт. И я даже знаю, что вероятность очень велика.
—Да?
В. Да.
—Ну, может, ты женишься на полячке…
В. Какая полячка! Я живу со своей женой 30 лет. Это ужасно долго. Уже живу и живу. Но, правда, дочка старшая живет в Страсбурге. Уже 10 лет. Она уже там.
—Я смотрю, ты перебираешься в Европу почкованием. Вот дочку, как клубнику, усами отправил…
В. Да. Ну, это удобно, я отдыхаю там часто. Я какое-то время работал там. Ну, просто удобно. Просто удобно! Не думаешь ни о чем… Тут еда, тут больница, тут квартира.
П. Шарик маленький.
В. Очень маленький.
П. Надо воспринимать его просто как свою родину.
—Ну, вот вы скажете мне что? «Делай украинский паспорт и беги в Киев?»
П. А он ниче не дает, никаких преференций абсолютно.
В. Я думаю, что в России будут очень большие проблемы – меня, кстати, ненавидят страшно за то, что я тут интересуюсь Россией – а вот мне год назад жена подарила кабельные каналы и теперь у меня есть программа «Время». Я могу смотреть «Совсекретно» – такой канал. РБК я люблю смотреть и RTVi.
П. А мне больше всего «Ностальгия» нравится.
В. «Ностальгию» я обожаю. Раньше они Брежнева показывали, а щас не показывают – и я переживаю.
—А «Дождь»? Это модно у нас.
В. «Дождь» – нет, он же не в кабеле.
—Жалко. Там все такие веселые, счастливые, молодые…
В. Я понял, глядя русское ТВ, что там экзистенциальный вопрос большой стоит, огромнейший… Я иногда разговариваю с русскими академиками всякими, — так они не могут спокойно выслушивать вопросы, которые я им задаю. Как журналист.
—Ну, типа, какие? Щас мы их доведем до русского народа. Давай выкладывай.
В. Ну это скорее размышлизм, а не вопрос. Надо представлять себе – куда движется Россия и чего она хочет. С одной стороны она, конечно, третий Рим. Тут я сомнений не имею.
—Я даже не знаю, что сказать.
В. Ну, по крайней мере, русские так говорят. Другие говорят, что она – Евразия. Но это значит, она состоит из Европы и из Азии. Но Европа – она как-то устоялась. А в Азии уже есть Китай. И Индия. Так вы где? Вы кто? Остаются вопросы… Вопросы простые! Откуда есть пошла земля русская? Вы че хотите? Вы как кто? У вас самолеты падают… Вы ведете войну непрекращающуюся. Вот у меня бегущая строка идет – «в Дагестане опять стреляли, опять убили» – и так каждый день! И какой странно избранный президент… Ну, если ты честно избранный, то по-другому себя ведешь.
—Если б ты 30 лет прослужил в ЧК, то хер знает, как бы ты себя вел.
П. Ну если в страшном сне представить, что там победил чувак типа Ходорковского… Если он последовательно будет делать, как он говорит… То России завтра не будет. И поэтому у меня подозрение, что любой человек, который встанет во главе России – будет таким как Путин. Потому что это условие сохранения России как этого конгломерата…
—Ну, я понимаю, что вам Россия похуй, и вы говорите о ней из вежливости. Поскольку я русский журналист.
В. Не сильно волнует нас Россия. Но мы ж гостеприимная нация.

Я, пользуясь случаем, заказываю Боржоми. И спрашиваю кстати:
—А были случаи, чтоб люди отравлялись тут у вас?
В —Повально! Всегда! Да всем известно, что грузинские вина — это отрава, а «Боржоми» — так просто яд. Чистый яд! А сыры украинские какие отвратительные – ты заметил? Человек же умирает немедленно.
—Да да, это пальмовое масло там! Где вы его, кстати, берете?
В. У нас пальм – завались.
—Мне казалось, что ближайшие к вам пальмы растут на зимней олимпийской площадке в Сочи (пардон это не мой каламбур, у нас правда в субтропиках будет зимняя олимпиада, а может и не будет – как вариант там освоят бабки, все развалится и для отмазки рядом начнут какую-нибудь войну).
В. А у нас в Крыму растут пальмы. Немного, правда – штук 40 или 50.
—Но хватает, чтоб отравить русских?
В. Конечно. Для этого и держим собственно. Некоторые хотели их срубить, но другие, умные, сказали: «Оставить, чтоб травить соседей».
—Короче говоря, Украина стала самодостаточной страной?
П. Да нет… Это херовая недострана.
В. Конечно недострана. Но весь ужас в том, что, соглашаясь с Подей, я говорю, что единственное место на планете, которое меня убеждает в том, что мы настоящая дострана – это Кремль. Если это недострана, то почему вы не можете нас задушить в объятиях газовых или сырных? Не могут! Только я себя настрою что наверно мы — недострана, и президент у нас хреновый, и все очень хуево… И тут выходит Газпром и говорит: «Не так у вас и хуево, вы покупаете самый дорогой газ в Европе! И можете платить». Аллё! Как круто. Дороже нас покупают только грузины – по 600.
—Ну, так потихонечку можно жить!
В. Да. Как-то вдруг оказывается, что можно. Вот что радует меня в России, что рост ВВП в пиковые годы, 2006-2008 – был 6-8 процентов, синхронно с Украиной. Но при этом Украина — без газа и нефти. А Россия — с. И результат одинаковый.
—А вот знай: просто в России холодно и почти весь газ тратится на отопление. Опа! Уел я тебя?
П. Да, рост ВВП — непонятная штука. Украинские гастарбайтеры и бабы с Западной Украины привозят в страну миллиарды. За счет этого живет полстраны, и еще там есть мелкий и средний бизнес! За счет этих теток!
—Вы таки входите в Е!
В. Ты вот проедь на машине от Харькова до Ужгорода — и увидишь в Харьковской области на 100 км один ресторан. В Полтавской – три на сто. Ну, в Киевской больше, — понятно, она — столичная. Дальше Житомирская – 18, Ровенская — 46, а там дальше уже будет просто на каждом углу. 20 гривен (2,5 доллара) — полный обед. Обжираловка. С борщом. С варениками.
—Вот некоторые считают принципиально важным то, что у России голова лежит в Европе. А у Украины пизда – в Европе. А ведь это важный орган, друзья!
В. Я хочу признаться, что я люблю пизду. Я хочу сразу заявить, чтоб потом не было кривотолков. Я делаю из нее именно фетиш! Я именно настаиваю на производстве фетиша!
П. Ты поклоняешься ей?
В. Я поклоняюсь.
—А ты хорошей поклоняешься пизде — или тебе похуй вообще? Есть разные же люди, разные подходы.
В. Ты знаешь, в моей жизни была пара плохих.
П. Пиздоклонник ты, вот кто!
В. Было, но, в общем, только пара.
—А вот я встречал – в Донбассе – термин «пиздопротивный». Что это, по-твоему, означает?
В. А это донецкие не любят пизду. Поэтому мы, собственно, вот это и имеем.
Смеется. И П. смеется! От бляди. Приебались к донецким.

—Самое лучшее отдали в Европу – причем безжалостно.
В. Безрадостно.
—Нехватки, значит, нету, вот профессор говорит.
В. Не-не-не! Хватает.
—Слушайте, а не все равно, кто там сидит на самом верху, как его фамилия? Все равно народ выкидывает наверх приблизительно одинаковых персонажей…
В. Мы раньше так и думали – не все ли равно, кто там? Но теперь мы имеем такого пацана… что думаем иначе. Мы все знаем цену Юле, я знаю ее недостатки…
—А вот интересно про Юлю — что-то чувствуешь, находясь рядом с ней? Какие-то токи?
В. Нет, она абсолютно асексуальна. И про то, что все равно. Когда мы увидели Януковича, то мы сказали – конечно, Юля! Конечно Юля!
—Но поезд-то ушел.
В. Ну почему, он еще приедет. Приедет на эту остановку.
П. Мы так не можем говорить, что поезд ушел. Завтра мы проснемся, а все будет по-другому.
В. У нас же не как у вас… Я как-то видел у вас по ТВ дискуссию про американского посла, что к нему кто-то пошел. А у нас… Мы ходим туда всегда! Мы там живем иногда!
—Где, в посольстве США?
—Ну да. Наша оппозиция туда ходит и рассказывает, а Тафт – это посол – не слушает. А вдруг завтра Тафт что-то поймет? Позвонит ему Хилари Клинтон, и он скажет – а наверно надо закрыть этих счета! Януковича и всех! И вдруг она скажет – ну, давай закроем.
—Ну, это некорректно, ты переворачиваешь всю дипломатию мировую вверх дном.
В. А, по-моему, очень корректно. Так и делается всегда. И тогда все решает звонок из банка: у вас там было 4 млрд., а уже один остался. Один уже, все.
П. Уже вопрос в том, когда поступит команда фас. Они все знают!
—А в Россию не поступит такая команда?
В. К вам она не может поступить, потому что у вас газ, нефть, ракеты. Это во всем мире так. А мы как раз мировая держава…
—Ты наверно долго тренировался перед зеркалом, отрабатывая эту фразу!
В. Не, я всегда так говорю.
П. «Жить стало лучше, стало веселее, теперь жить стало просто заебись!»

—Я вот думал – такая у меня идея – поменять Януковича на Ходорковского, то есть я хотел сказать Юлю на Ходора – ведь есть тут рациональное зерно?
В. Его туда посадить? Жалко. Ну, они же не пленные, — как менять. У нас матриархат.
—Он у вас, я смотрю, на киче, в основном.
В. Ну, и там тоже.
—Вся в синяках. Жалко бабу!
В. Последний его шаг был не очень правильный.
—Чуть не забыл про Мазепу. Тем более, что я с Мазепой на одном курсе учился. Она, правда сразу создала семью и взяла фамилию мужа. Так что у нас Мазепа? Какая у вас концепция? Давайте донесем ее до всех людей доброй воли. Поделимся ею со всем прогрессивным человечеством. И еще б нам про Бендеру не забыть.
В. Отвечу тебе добрый человек. Мазепа – это очень просто. Никакой сложности нету.
П. И с Бендерой нету сложности.
В. И с Бендерой нету. Нету! Мазепа – он было такой человек, что почему-то учился в иностранных вузах и был всяким образом образованный. И он понимал, что такое вассалитет. Это просто.
—Ну, некоторым людям и теория относительности кажется несложной.
П. Это был 17-18 век, не надо об этом забывать. Четкое понятие было вассалитета.
В. Да. Я тебе, а ты мне. Я обязуюсь тебя охранять как вассал, а ты мне обязуешься что-то за это.
—Ну да, protection money, понятно…
В. Как только ты отказываешься – отказываюсь и я. В те годы в Европе было очень просто. Как только ты не мне — я не тебе.
П. Ты мне даешь крышу, а я под этой крышей тебя защищаю.
В. Как только ты убираешь крышу – я тебя не защищаю. До свидания. Потому тов. Мазепа трижды просил у Петра – дай мне войска, я хочу тебя защищать, как мы с тобой договаривались. Петр написал ему три раза: «Пошел ты нах. Не дам ни одного солдата».
—Что по шариату означает развод.
П. Танах, танах, танах.
В. Ну, понятно, тогда вопросов нету. Где у нас тут Карл 12-й? – говорит Мазепа. И все закончилось! И еще этот человек построил огромное количество церквей, библиотек в Украине, Могилянку…
—А Петр ему предъявил…
П. Мазепа не взял себе ничего, все – народу!
В. А Петра, пишут, он предал. Кого предал? Петр Первый предал первый, потому что он не обеспечил чего обещал… — крышу.
—А Пушкин?
В. Он вмешался в это дело, но мы ему прощаем, потому что он гений.
—Если б Пушкин не поднял этот вопрос, то никто б и не знал кто такой М.
П. Ничего подобного! Байрон про Мазепу написал.
В. И Байрон написал лучше Пушкина.
П. Мазепа — очень распиаренная личность.
В. Теперь по поводу Бендеры.
—Который сидел в концлагере. Под Берлином. Я заезжал туда.
В. И вот я задаю вопрос, под диктофон…
—Мне или русскому народу?
В. Русскому народу, извини.
—Ага, чтоб он меня отпиздил? Давай ты сам спрашивай. Тебя вообще кто-то уполномочивал говорить с русским народом? Или только твоя совесть?
В. Только моя совесть. И теперь, говоря с народом, я даже нагнулся. Перед нацией. Давайте представим себе ситуацию. Вот какой-то супостат пришел в город, где живут русские. И что ж сказать тому человеку, кто взял оружие и выступил против супостата? Мы ведь ему скажем: «Хороший человек!» Вот на Рязань напал кто-то или на Ярославль. Или на Новосибирск. Народ бьет его тяжелыми предметами по голове, а все вокруг аплодируют и вспоминают Минина и Пожарского, поют аллилуйя и массу всего. Теперь найдите 10 отличий или пять или два. Меду поведением этого человека, который с вилами пошел на супостата – и поведением Бендеры.
—Так он в тюрьме же сидел. Какие вилы.
В. …Он поступил так же, как поступит любой нормальный человек. Ну, даже не норм, нормальный будет просто жить, — а герой. Герой обязательно начнет пакостить супостату.
—Примечательно, что сидел он сперва у поляков, в тюрьме.
В. Потом красиво сел у немцев. Они его выпустили. Потом красные его убили. Вот и вся история этого человека. У него есть недостатков, много.
П. Особенно в конце жизни…
В. Да. Он там… Было кое-что… Но называть его плохим дядей язык не повернется. Он такой, как Минин и Пожарский. Вот примерно такой и Бендера.
—Ну и важно разграничить – лично Бендеру (который всю войну провел по тюрьмам, а после сразу в эмиграцию) и людей, которые называли себя бендеровцами, не имея на то письменного разрешения владельца бренда, между прочим. Это – пиратское, я бы сказал, использование бренда. И не в суд же было ему подавать, да и в какой? В Басманный? В Берлинский или Варшавский? Гаагского тогда, вроде, не было. В Нюрнберг – но если только с коммунистами за компанию…
В. Бендерiвцi – откуда это взялось? Это после его речи, когда Сперанского замочили, этого польского министра. Это было в 1933 году.
—Замочил кто?
—Люди. Убили министра ВД, который украинцев давил. Людей судили. А Бендера выступил с открытой речью на суде, очень крутой. Некоторые думают – он так выступил, потому что точно знал: его не расстреляют.
—А стрелял — не он?
В. Не он, не он, не он. Но он был в заговоре. Вот он так себя повел! И люди услышав эту пламенную речь, выйдя из зала суда, впервые стали говорить – мы бендеривци.
—Смысл той истории был, типа, в том, что он хотел независимости от поляков, — а кто ж хочет от них зависимости? Белорусы или, может, силезские немцы? Я просто задумался…
П. Поляки тут сильно свинячили, это известно. Были концлагеря. Я это говорю хоть я и наполовину поляк – фамилия ж у меня польская.

ИТОГО. МУДРОСТЬ БРАТСКИХ НАРОДОВ
В. А что, мы вот так и будем весь день говорить про Украину и Россию? И не пойдем на пляж, не пойдем на Привоз?
—Вот она настоящая украинская витальность и жизнерадостность! Русскому националисту такой простой мысли в голову б не пришло, или б он ее скрыл. Или Привоз — или пляж?
П. Кстати о пляже. Я вот я за 60 гривен купил трусы. Фирма Резистанс…
—О, сопротивление – это высоко. Ну что, мы и так уже обсудили
— и прошлое и будущее.
В. Будущее за нами. Вот на этом я кончаю свою. Речь.
—Пламенную. Как у Бендеры в 33-м.
В. Да. Мы два проконсула, это наша с Подеревянським мечта – стать проконсулами и заведовать страной.
—А кто у вас будет президент в такой конфигурации?
В. Мы с ним, я ж говорю – два проконсула. А президентство мы отменяем за ненадобностью. Будем по очереди командовать. Так мы решили. Мы им дали порулить, но, как видите, они не справляются.
—А какие будут ваши первые три указа?
В. Ну, мы сразу введем в Конституцию понятие оргии. Как проконсулы мы, конечно, должны думать о нации. Демократичная оргия! Это первое.
—А потом?
В. Потом посмотрим. Как раз во время оргии приходят свежие мысли. Вот они и придут!
—Я и сам люблю групповой секс.
В. Знаю, знаю – потому что там можно свалить незаметно.
П. Ну что, мы закончили о делах? Неужели мы не искупаемся, не поедим камбалы? Ну, что ж это такое?
—Все, едем, ура!
В. Пошли на Привоз. Все! Поехали! Где машина?
—Да тут пешком 7 минут, с ума сошли, какая машина. Вон же Привоз, щас по Пушкинской вверх, там Малая Арнаутская, и уже два квартала до Привоза, Боже ж мой.
В. Мы были содержательны, надеюсь?
—Без сомнений. Правда об украинской духовности, наконец, будет принесена мной в Москву. Слава Украине!
В., П. Героям слава.
—Ото ж.
Примечательно, что ни одна из сторон не стала уточнять, кто герой, а кто нет, и кого надо бить. А потому что предпочли пойти на Привоз за Камбалой. Умные же люди».

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks