«Это, конечно, калька с Первой мировой…»

13 декабря, 2015 5:30 дп

MayDay

Год литературы логично завершается началом мировой войны. Это, конечно, калька с Первой мировой. И по огромной роли, которую играет в ней Турция и по схожести формальных поводов. Только сегодняшняя война масштабнее. Теперь европейские страны и Россия уничтожают не друг друга, а колыбель мусульманского мира. Россия и Франция снова самые близкие союзники, много параллелей.
Несколько тысяч иракских офицеров, привыкших спекулировать нефтью, потеряли возможность это делать у себя дома и перебрались в Сирию. Но так как нефтяной бизнес всегда требует протекции государства, то они и объявили себя государством. Теперь его необходимо уничтожить, все спешат это сделать. Англия чуть было не опоздала, чуть не проспала. Спешат, потому что итогом большой войны всегда является передел сфер влияния.
А в 1915 году Турция утёрла нос Великой Британии у Дарданелл, после чего Черчилль вынужден был отправиться в отставку, это было самое болезненное отклонение на качелях его долгой жизни.
В 1953-м, в год смерти Сталина, старший его на четыре года Черчилль получил Нобелевскую премию по литературе, хотя рассчитывал на премию мира. Нобелевский комитет в финале выбирал между Черчиллем и Хемингуэем. И по своему обыкновению предпочёл политика мастеру, как и в 1970-м, когда между Солженицыным и Набоковым, выбрали автора Архипелага. Кому нужна литература в чистом своем, дистиллированном виде? У неё, как и всего на свете должно быть прикладное значение, полезные свойства для человечества. Шведы их понимают так, что литератор должен способствовать улучшению миропорядка, воздействуя на умы.
Бродский писал, что мотив всех пишущих людей — взбадривать себя языком. И у языка есть такие эффекты. Я бы всех политиков в ранге от мэра до президента обязал писать меморандумы от первого лица. Еженедельно. Во-первых, для паствы полезно знать, что затевается наверху и зачем. Не так, что встали с утра и у всех глаза квадратные. Во-вторых самих авторов это бы заставляло думать, а не слепо принимать решения, которые им подсовывает окружение. Обосновать, перенести обоснование на бумагу, значит подумать над тем, что пишешь и что собираешься сотворить. А уж в процессе реализации думать нужно втрое крепче.
Не соглашусь с принятым искусственным разделением руководителей на политиков и крепких хозяйственников, что якобы зависит от ранга, размеров возглавляемой территории. Крепких хозяйственников, потому что так и не нашлось. Хотя нет, был один — Лужков, мэр в кепке. Говорят, он теперь живёт в Австрии, в собственном отеле, в своём крепком хозяйстве.
Политика всегда имеет место в деятельности руководителя любой высоты и это область языка. Она не реализуема без риторики и публицистики.
Надо завести такое, чтобы сильные мира сего не отрывки Толстого на микрофон читали, а сами писали. Совсем немного, по странице в неделю. Взбадривали себя языком.
Такой вот вывод этого года литературы.

Loading...