«Эти чёрные не дают нам жить в НАШЕЙ Америке»

12 февраля, 2020 6:00 пп

Инна Сергеевна

Как-то в эфир дозвонился бодрый дедушка 60 лет, который давно живет в Иллинойсе, переехал в 2000 году с семьей, энергичный старик гневно хаял Обаму, в конце добавив что-то в духе:» Эти черные теперь везде со своими порядками! Не дают жить нам в НАШЕЙ Америке»

И я подумала, каким надо быть упоротым расистом, чтоб приехав в чужую страну, недовольно бухтеть и хейтить людей иного цвета.

Заостримся на этой манере некоторых белых персон полагать себя центром мироздания.

Когда мои знакомые собирались удочерять детей из Африки, и организовали благотворительный сбор, в каментах послышалось что-то в стиле: «Черных усыновлять? Зачем? На земле столько белых детишек…»
Далее шла площадная брань и выкладки ( это делали уже седые профессора) указывающие, что белые люди более работящие, умные, талантливые и им вообще, де, заповедано рулить всеми прочими, у кого- другого цвета кожа и иной разрез глаз. Мой внутренний антрополог опешил.

Вторая моя френдесса начала строить клинику в Нигерии, я сделала видео — сбор и узрела тот же самый поток ядовитых каментов о том, что спасать и помогать нужно только белым, ибо они- соль земли.

В 1955 году Мартин Лютер Кинг возглавил бойкот автобусных линий в Монтгомери.
По законам города Монтгомери в Алабаме чернокожие граждане не должны были занимать в автобусах первые четыре ряда, поскольку они предназначались «только для белых» — об этом свидетельствовала надпись при входе.

Если все места «только для белых» были заняты, то сидящие чернокожие должны были уступить белым пассажирам свои «чёрные» места. Равнозначным этому можно считать туалеты в придорожных заведениях (в том числе на автобусных станциях), в которых была жёсткая сегрегация по цвету кожи.

В 1955 году представители движения за гражданские права начали бойкот автобусных линий. Мартин Лютер Кинг так описывает проявления сегрегации в общественном транспорте южных штатов в 1955 году:
«Многие водители позволяли себе оскорбления и ругательства по отношению к нам. Совершенно естественно было услышать в автобусе, как они кричали: «Чёрные коровы», « обезьяны». Нередко мы платили за проезд у входа, а затем были вынуждены сойти, чтобы снова сесть в автобус с задней площадки, и часто автобус уходил. Нас заставляли стоять, хотя в автобусе были свободные места «только для белых».

1 декабря 1955 года 42-летняя чернокожая швея из Алабамы Роза Паркс не уступила место белому мужчине в Монтгомери. Её арестовали и приговорили к штрафу.

В том же году, в Монтгомери, в автобусах арестовали ещё пятерых женщин, двоих детей, и множество чёрных мужчин. Одного чернокожего водитель застрелил на месте.

Тогда, по инициативе Кинга, чернокожие жители города объявили общий бойкот общественному транспорту. Чернокожие владельцы машин перевозили «братьев по коже» своими силами, бесплатно.
Афроамериканцы поддерживали бойкот 381 день, который был назван «Ходьбой во имя свободы».

В это время автобусные компании понесли значительные убытки — 70 % от всех пассажиров автобусов в то время составляли чернокожие. Городские власти были в ужасе, они пытались расколоть движение, полиция начала жестоко преследовать активистов и давить на них всеми возможными методами. Чернокожих водителей останавливали, подвергали арестам под надуманными предлогами, — а их домашним угрожал Ку-Клукс-Клан. В январе 1956 года в дом Мартина Лютера Кинга бросили бомбу. После этого власти запустили «антибойкотный» закон от 1956 года, арестовав сотни активистов. Это только распалило протестующих.

В 1951 году чернокожий житель штата Канзас Оливер Браун подал иск против городского школьного совета от имени восьмилетней дочери (дело «Браун против Совета по образованию»). В иске Браун указал, что его дочь должна посещать школу для белых. Когда суд отклонил требование Брауна, другие чернокожие подали аналогичные иски как в Канзасе, так и в других штатах.

В начале сентября в Первый день занятий девять чернокожих детей (позднее известны как «девятка из Литл-Рока») пытаются пройти в школу, но их со штыками встречают вооружённые солдаты Национальной гвардии штата, находящиеся в подчинении губернатора.

Одна из школьниц, Элизабет Экфорд, делится воспоминаниями: «Я подошла к школе и наткнулась на охранника, который пропускал белых учеников… Когда я попробовала протиснуться мимо него, он поднял свой штык, потом это же самое сделали и другие охранники… Они враждебно смотрели на меня, я очень испугалась и не знала, что делать. Я обернулась и увидела, что сзади на меня наступает толпа… Кто-то выкрикнул «Линчевать её! Линчевать её!» Я попыталась найти глазами хоть одно дружелюбное лицо в толпе, хоть кого-нибудь, кто мог бы мне помочь. Я посмотрела на одну пожилую женщину, и её лицо показалось мне добрым, но когда наши глаза встретились вновь, она на меня плюнула… Кто-то крикнул «Тащите её к дереву! Линчевать ее!»

Об этом диком времени в интервью рассказывала Опра Уинфри, это сейчас она- миллиардерша и одна из самых влиятельных женщин Америки, а в 1968 когда Мартина убили за его пламенные речи, бабушка говорила маленькой Опре :» Главное, это найти хорошую белую семью, которая даст тебе работу, как и твоя мама, ты должна стать отличной горничной!»

Белые ребята тогда роскошно устроились, они занимали все центровые позиции и перстом сверху указывали черным, что те — второй сорт, и до сих пор делали бы это с наслаждением, если бы афроамериканцы не переломили ситуацию и не стали целеустремленно занимать лидирующие позиции… они отвоевывали свои права и свободы с отвагой и усердием, что вызывает у меня огромное уважение. Так и строится гражданское общество.

Loading...