i

Анна Аренштейн из цикла «ПУРГА»

Не смешно

Маленький, зелененький, живет на глубине 3-х метров,
питается исключительно камнями. Кто это?
Допустим, если пробурить землю насквозь,
и бросить в дырку камешек, то сколько он пролетит?

(загадка из прошлой жизни)

Раньше было все смешно. На улице обступят дворовые хулиганы – а я с собачкой Нейкой и лет мне шестнадцать – а они со шлангом, из него бьет мощная струя, говорят: а что будет, если мы сейчас собачку твою из шланга?!!

Я плечами жму: будет мокрая собачка! – расступаются, пропускают с уважением.
Потом, каждый раз встречая эту группу шакалят: здравствуйте, товарищи хулиганы! Опять расступаются.

Пионеры были смешные. Комсомол был смешной.

Съезды партии были смешные: они нам съезд – мы им сто анекдотов. Они нам макароны толщиной в руку и бычки в томате – мы им еще пятьсот. Они нам указ о вреде алкоголя – мы всей страной чуть не спились со смеху. Они наши анекдоты перед сном друг другу рассказывают – надо же как-то и им выживать. Наши же люди. Страшно же! Чем страшнее, тем смешнее. Или сдохнешь.
Но! Почти никто не дох! Только те, кто был слишком серьезен: Веня, например, Ерофеев.
Потом было очень смешное ГКЧП, все ходили защищать Белый Дом, забил заряд я в тушку Пуго…
Потом ходили смотреть, как шмаляют из пушек по Белому дому. Пуго там уже не было, в кого они стреляли?! Смешно до слез.
Потом как-то стало меньше поводов для смеха.

Вот менеджер высшего звена – галстук, тройка, мерседес – ну что в нем смешного? Серьезный, достойный человек, жена – топ-модель, трое детей, няня из хорошей интеллигентной семьи с университетским образованием. Шофер МВТУ закончил с отличием. Не смешно.
Менеджер среднего звена тоже очень, очень старается, ну как над ним смеяться?!
Или президенты наши – ну совершенно не смешные. Противные, но не смешные.
Старушки стали не смешные – смешные все вымерли, не добравшись со своими огурцами до города.
Собаки не смешные. Продавцы. Студенты на «Вольво».

Домиков смешных не осталось – все очень серьезное, банк или ресторан.
Дворники не смешные – красивые дети пустынь и оазисов.
Вот в сети тоже – не очень смешно – в топ-постах такой высокий уровень юмора, что я, например, его не осиливаю. Ну, не понимаю я этих шуток, убогое дитя Совка.

И мы, убогие дети Совка, шутить стали реже. Но глубже. Оказалось, дело не в смешных пионерах и мудаках у руля. Самые настырные полезли копаться: в чем-же все-таки дело нахрен? Многие не долезли – темно, тесно, чувство юмора отказывает на отметке -200 м. Те, которые докопались, теперь не могут вернуться обратно: которые докопались, у тех в крови такая высокая концентрация смеха, что если их вытянуть на поверхность, смех у них в крови вскипит и они погибнут. Так что пусть уж лучше там сидят. Камни едят.

Похоже, кроме нас самих, ничего смешного тут уже не сыщешь…
Есть тут еще кто смешной, кроме меня?

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks