«Если виноват заммэра, то виноват и мэр, а если мэр, то и губернатор, которого никто не избирал, а назначил один человек…»

1473

 

Слов нет, но несколько есть. Мне кажется пошлостью идея принудительно молчать в день после очередной, сто тридцать пятой по счету катастрофы такого масштаба, от которого нормальная страна содрогается и политически, и человечески. Это такая местная модификация принципа aut bene, aut nihil, по ошибке — или специально — применяемая не к жертвам, а к тем, кто должен нести ответственность.

Всенародно распнут владельца торгового центра. Дадут миллион или два родственникам — щедрая оценка стоимости человеческой жизни, особенно молодой (особенной в условиях никчемности валюты, разрушенной завоевательными войнами на соседской территории). Наверное, установят потом где-нибудь пару огнетушителей.

А больше ничего не изменится, потому что не меняется никогда, потому что не работают привычные для человеческого мира причинно-следственные связи. Ответственность за пожар тут могут нести только дети, игравшие с поролоновыми шариками, да электрики, некрепко прикрутившие лампочку. Потому что дальше начинается доказательство от противного: если виноват заммэра, то виноват и мэр, а если мэр, то и губернатор, которого никто не избирал, а назначил один человек — ну нет, этот-то не может быть виноват, потому что кто иначе будет платить пенсии. Все эти мэры по сути происходят из КГБ или давно переняли царящие там понятия и, как следствие, бывшими не бывают, но что-то никому никогда не приходило в голову уйти в отставку — не то что застрелиться. А по телеку ничего не показывают, так что пройдет максимум неделя — и все будет нормально, все будет перекрыто какой-нибудь другой большой новостью, и горе локализуется в Кемеровской области, а то и в самом Кемерове, а то и в семьях погибших.

Нет тут никакого элемента «рад буду ошибиться». Я вообще ничему не рад, но не думаю, что шанс ошибиться существует. «КОГО ЕБЕТ ЧУЖОЕ ГОРЕ» — надо перевести на латынь и высечь на каком-нибудь государственном символе.

Ничего не изменится, пока радикально не изменится все сверху донизу. Как жаль, что многие думают, что говорить так — и сегодня — значит «политизировать человеческую трагедию». Не понятно, как разорвать этот круг, но пока не политизируешь — невыносимые трагедии будут оставаться привычным явлением.

Вечная память.