«Если народ боится – он это и не поддержит…»

1063

Хорошо ругать Собчак или там Явлинского за то, что «они непонятны народу» или что «их программы никого вдохновить не в состоянии». Это ведь действительно так – и говорят они «о непонятном», и вдохновить мало кого умеют. Но куда труднее ответить на вопрос «а как надо?!»

Это как глумиться над тем же Навальным, что он, дескать, малахольный такой, приезжает куда-нибудь в Рыбинск и собирает там на митинг «всего» 500 человек… понимая, что сам-то в Рыбинске и пяти не соберешь (потому что никого там не знаешь).

То есть понятно, что любые наши «оппозиционеры» — люди в политическом плане очень слабые, не знающие, как преодолеть апатию населения и что для этого надо делать. Но критику хорошо бы подкреплять «знанием, как», буквально «ноу хау».

Вот с ноу-хау у нас, как обычно, тотальная беда. А ведь это и есть самое интересное: не перемывать очередному продукту кремлевской фабрики грёз косточки, а попробовать понять, что же способно действительно вдохновить сегодня людей. В конце концов, мы же помним – тот же Ельцин собирал в канун 90-х миллионные митинги везде, где ни появлялся; почему ж нынешние так не могут?!

Вот взять ту же Собчак. У нее в распоряжении сейчас, можно смело сказать, самый мощный ресурс в стране – государственный. Через кремлёвскую медийную машину она может, по идее, забрасывать в массы самые зажигательные идеи. Однако сырой хворост слегка шипит, слегка дымит – но не загорается.

Я честно думал, что же НАДО, чтобы занялось и загорелось – тем паче, что опыт общения с народом у меня всяко поболе, чем у Собчак и любого из её штаба: 6 лет промсоциологом, более 600 фокус-групп и глубинных интервью с представителями «рабочего класса» всевозможных отраслей на всей почти территории страны – это очень большой материал.

Но что-то измыслить не получается. Я даже начинаю думать, что эта задачка – что-то вроде квадратуры круга. Фактически, чего мы хотим (на месте потенциального кандидата)? Мы хотим озвучить некие тайные стремления и желания электората (или его значительных групп), которые он якобы имеет, но не может высказать. А мы, типа, сможем! (ну да – нас же, по условию задачи, пустят на канал РТР в прайм-тайм)

Однако тут все объективно: если население даже имеет некие тайные стремления, но их не высказывает – это всего лишь означает, что оно и не очень-то хочет. Высказать ЗА народ то, что он будто бы «хочет, но боится» — невозможно. Если народ боится – он это и не поддержит.

Политик – это ведь не поэт; это поэту можно ковыряться в народном бессознательном и выдавать произведения, которые, может быть, оценят потомки. А политику надо работать с тем, что есть здесь и сейчас. И опираться на РЕАЛЬНЫЕ силы.

Мы же имеем, по факту, сегодня только одну реальную силу в России – государство. И интересы этого государства уже есть кому выражать: это некто Путин В.В.

Получается, мы хотим породить внутри Администрации президента некоего гомункулуса, чтобы потом «надеть» его на какую-то «еще одну» силу, которую сами же и придумаем. Но так не получится. Сила должна возникнуть сама, заявить о себе, обозначить свои интересы – и не дать себя убить (потому что у государства первый рефлекс будет – именно убить).

И тогда эта сила сама и подберет себе выразителей.