img3

Лена Пчёлкина:

Сегодня я бы хотела разобрать тему «Путь исканий Андрея Болконского».

Увидев некоторый интерес моих читателей к русской литературе, и по просьбе некоторых, я решила поделиться собственными мыслями о предмете… Все это безусловно навеяно Марусей Климовой и ее исследованием, а также темами школьных сочинений, которые процветали в годы, когда я училась.

Навеяно исследованием Маруси Климовой….

Я окончила школу в 87 году. Преподавание тогда было штампованное, разработанное идеологами и даже в числе Авогадро прослеживался классовый подход. Ныне он прослеживается в числе Пи.

Такие предметы, как литература и история, были отредактированы и пересмотрены под руководящую роль партии или же в ожидании прихода оной. Соответственно темы сочинений (как апофеоз-отчет этого идиотского преподавания) были настолько выхолощены, что с моей точки зрения сами авторы, давно почившие в бозе и небезупречные при жизни, перевернулись бы в гробах.

Советская власть не могла даже предположить, что у кого-то могут быть собственные мысли о том или ином произведении, отличные от тех, что какой-то отставник написал в методичке.

Все эти пути искания, что Болконского, что Безухова, Вера Павловна и новые люди, лучи света в темном царстве, лишние люди, идейные споры Базарова и Павла Петровича настолько укрепились в подсознании, что не выбьешь топором…

Когда наш президент что-то уверенно цитирует из литературы школьной программы я лично просто вижу штампы в головах его референтов, готовивших этот экспромтик. У нас был очень хороший словесник и за фразу «В дни трагической смерти Пушкина, Россия услышала голос нового поэта» ставил твердую единицу.
А вот если наплевать на методичку и просто пойти по тексту, то ли мы увидим?

Сегодня я бы хотела разобрать тему «Путь исканий Андрея Болконского».

С моей точки зрения- самый асексуальный герой романа, сыгранный впоследствии таким же неживым и холодным, как лягушка, Вячеславом Тихоновым. К слову будет сказано, Болконский довольно современный персонаж. Такой русский /советский/российский мужчина, не умеющий принимать решения и бегающий от этих решений на войну.

Не умеющий выстраивать никаких отношений с противоположным полом, но нахлобучивающий на этот пол всю ответственность за свой же, непонятно чем продиктованный, выбор.

Мы с ним знакомимся в момент глубокой беременности его жены Лизы, на которую он смотрит если не с омерзением, то с презрением. Смею предположить, что вычленив из анамнеза его полубезумного папашу, эту самую Лизу он выбрал сам, сделал предложение, женился, каким-то непостижимым образом преодолел свою асексуальность и заделал ей ребенка. А теперь, осознав , наконец на третьем триместре ее беременности, что он наделал, он ищет план эвакуации…

Такое же омерзение, как его жена, у него вызывает и франкоговорящий салон А.П. Шерер. Рискну предположить, так не мил он тем, что этот план эвакуации не висит в специально оговоренных местах.

Если бы князь Андрей жил в наше время, у него бы отбирали зарплату и выдавали по 6 копеек на трамвай, а через выходной — на пиво. В своем НИИ он брал бы все командировки, десанты на базы и смены в пионерских лагерях.

И план эвакуации всегда бы висел над его столом.
Итак, план побега созрел, вместо командировки подвернулась война, надо куда-то отправить жену. Куда же он ее отправляет из СПб (где, вероятно, есть ее родня, подруги и местный Курцер). Он отправляет ее в далекое именье к своему ненормальному папаше и сестре- старой деве, которую этот папаша мучает геометрией. Вам когда-нибудь нужна была геометрия? Она пригодилась?

С такой же кроткой улыбкой наши медицинские службы выписывают онкологических больных без обезболивания домой.

Именно так, заботливо и твердо, наш князь отправляет свою жену к двум большим специалистам по репродукции. Сколько еще до них трястись на телеге). Далее случается собственно то, за чем он ее туда услал. Не помогли ни лучистые глаза княгини Марьи , ни геометрические познания. Ни даже акушерка, за которой кто-то вероятно из обслуги наконец решил послать.

И даже, глядя в лицо мертвой жены… он приписывает ей капризное выражение лица и фразу «Ах, что вы со мной сделали».

Привычно поскандалив с папой, наш герой отбывает в полк. Пока я все это писала мне хотелось убить его раз двадцать. Я положила рядом с собой скалку и чугунную сковородку. Намазала Тоше зубы ядом.

А ведь это только начало проделок нашего героя…. Продолжение следует…

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks