Аддис Гаджиев:

Ночные рейсы.

«…мне всегда казалось, что мы разные, но когда я читаю твои мысли, встречаюсь с собой…»

(посвящение И.)

Аэропорт — это маленькая вселенная.

Это прекрасное место для самокопания и наблюдений за жизнью.

Во всяком случае для меня лично.

Мне часто приходиться летать.

Я предпочитаю именно этот вид передвижения.

Особенно  я люблю ночные рейсы.

Не то чтобы очень  люблю, а с помощью их  экономишь своё время, не теряя ничего в пункте, в котором ты находишься, а также не упустив ничего в месте, куда ты перемещаешься.

Ну, а ночь, проведённая в аэропорту или в самолете, прекрасное время для работы, так как тебя уже никто не отвлекает и еще не ждёт.

Ты  уже не здесь и ещё не там, в странном зависшем состоянии между странами и городами, в своеобразном  «временном» анабиозе.

Обычно я иду в кафе, где  наблюдаю за окружающими.

Ведь в своей постоянной спешке и круговерти нам некогда остановиться, чтобы заметить жизнь вокруг себя, весну или осень, праздник или проблему.

А тут всё замедляется, и ты вдруг с удивлением открываешь для себя новое.

Простое удовольствие от выпитого напитка или от съеденного круассана или от разговора с  ожидающими  своего вылета пассажирами, которым, пожалуй,также как и тебе, в обычной жизни некогда оглянуться, а тут…

Совершенно чужие  люди с удовольствием знакомятся и беседуют в полете и во время ожидания своих рейсов.

Ты понимаешь, что может больше никогда не встретишь этого человека.

И без опаски делишься с ним сокровенным, ведь вы не друзья, не представлены друг другу и больше никогда не увидитесь наверное,  и ваши исповеди так и останутся «неопубликованными».

Мне это напоминает бал-маскарад, где все, надев маски, могут делать что хотят и даже немного безобразничать.

Ведь лиц  не видно и никто не узнает, кто был скрыт под маской.

А ещё я люблю, не разговаривая ни с кем, просто наблюдать за окружающими.

Вот немолодая  супружеская пара за соседним столом, повздорив, дуется друг на друга.

Тут пассажир преклонного возраста, с кем то неспешно беседует по телефону попивая свой зеленый чай.

А там группа юных граждан,  «ощетинившихся» дредами , с  рюкзаками, набитыми до предела, шумит, объединив несколько столиков, заряжаясь энергонапитками.

И, что мне нравится , что здесь мирно сосуществуют самые разные люди.

И женщины,  закутанные с головы до ног, лишь с одной щёлкой для глаз, подведённых густо сурьмой и особы того же пола, с едва прикрывающими тело лоскутами одежды.

С иголочки наряженные франты с дорогими часами на запястьях сидят бок о бок  со странными людьми в бурнусах  и в сандалиях на босу ногу!

И те, и другие мирно соседствуют рядом, удобно разместившись в креслах в зале ожидания.

Всеобщая терпимость во всем проявлении!

Время в залах ожидания останавливается, и если бы был ещё один часовой пояс, то он наверняка был бы поясом залов ожидания в аэропортах.

Я люблю сидеть у большого окна с видом на поле и наблюдать взлет и посадку самолетов.

Вальяжно, с чувством собственного достоинства, выруливает громадный двухпалубный «семьсотсемьдесятседьмой» .

Резво попрыгав на «взлётке» , взметнулся в небо небольшой «тристадевятнадцатый».

Похожий на пеликана, неуклюже садится грузовой борт.

И всё это подчинено железной логике воздушного порта, равно как и кружащие в небе, в ожидании разрешения на посадку, десятки других самолетов.

Ты сидишь и вдыхаешь запах свежесваренного кофе или дорогого бренди вперемешку с ароматами «дьютифришной» парфюмерии, ещё лучше если моросит небольшой дождик и витрина вся усыпана стеклянными бусинами капель дождя, сквозь которую ты и наблюдаешь всю картину .

А уже потом, когда ты проходишь все кордоны и регистрации, и подъёмная сила вдавливает тебя в «рекаровские» кресла, ты, равно как и другие пассажиры воздушного судна, устремляешься с тысячекилометровой скоростью в будущее, мне так кажется во всяком случае , и с нетерпением ждёшь встречи с ним через несколько часов в новом месте или даже на новом континенте!

Ночные рейсы – это короткая передышка в жизни людей, живущих на сверхзвуковых скоростях!