«Еще немного, и они бы сдали мне партизан и председателя сельсовета…»

2835

Сегодня, я, с удивлением, не обнаружила своей машины. Оставляла ее на парковке, размеченной. На месте, где не было никаких символов инвалидности. Оставляла ее я там 29 апреля, в четверг, когда под окнами вырыли огромную траншею (и отключили всю воду), а на оставшемся месте раскинулась ярмарка выходного дня. На остальных улицах парковка платная, но наш дом не внесен в резидентский список.

Я подумала, что ее просто спиз@дили, то есть, от слова «угнали». Но, позвонив на какую-то линию, выяснилось, что ее эвакуировали первого мая в 5 утра. То есть как налетчики, когда спят мирные граждане-труженики, в предвкушении праздника мира и труда.

Я влетела в ГАИ (или как это сейчас называется) в пять минут третьего. Господин с одной звездочкой на погонах (вероятно маршал) уже лениво молвил «У нас обед», но тут он встретился с моим взглядом. Последний ему не понравился.

Я сказала, что на обед он может не рассчитывать, так как аппетит я ему сейчас испорчу. И стала орать прямо в голос и с финальным «всех не перевешаете» . Он отрекомендовался Василием, и стал что-то уныло рассказывать про парковку для инвалидов. Я попыталась ему объяснить, что то, что она для инвалидов, я могла догадаться, только посетив салон черной магии. В любом случае — шестое место в ряду уже не может быть для инвалидов, и где тогда разметка?

— Что вы хотите, — спрашивает он. Я информировала его, что весь рендж моих желаний тянет на несколько статей. Он сразу заблокировал дверь, и стал что-то писать. На мои гневные филиппики, что они не имеет права эвакуировать, если нет соответствующих знаков, он порылся в ящике стола, достал какую-то зачитанную книжку и сунул ее мне, открытой в соответствующем месте. Там было написано черным по белому, что эвакуировать можно только в том случае, если нет другого варианта решения спора. Вариант был — там был мой телефон прямо на лобовом стекле. Тогда он встал в стойку грозного отпора и говорит:
— А где вы вообще были все эти дни?
Весь ФБ знает, где и с кем я была, но мне не хотелось френдить Василия с маршальской звездой.
— Знаете, — говорю, вы содержитесь на наши налоги для того, что бы людям помогать в трудной ситуации, а вы ненавидите своих сограждан, как Горький читателей, и отравляете нам жизнь. Но не всегда будет ваша ментовская власть. Тут он на меня посмотрел тоскливо и как-то затравлено, и прямо простонал:
— Вот меня скоро из пятиэтажки выселяют непонятно куда.

Мне его было не жалко.

Далее, вырвавшись из гостеприимства Василия, я поехала на улицу Вагоноремонтная . Я слышала, что где-то построили Рейхстаг и героически его брали, но я увидела почти настоящий ГУЛАГ, который видимо не достроили по причине нехватки финансирования. Выходя из машины, я просто столкнулась с эвакуаторщиком, который разговаривал по золотому телефону. Он блестел на солнце и очень диссонировал с рожей, к которой был приложен. Количество вертухаев явно превышало количество машин. Везде колючая проволока. Запускают через тамбур — то есть один открывает первую решетку и закрывает ее за тобой, а второй открывает другую. Окрик:
— Заходим по одному!
Только я приготовилась раскорячиться, как на приветственном коктейле в колонии «Черный дельфин» и четко произнести фамилию и номер статьи, как мой взгляд уперся в беджик на груди менеджера, которая была ко мне приставлена. «Безобразова Наталья » гласила надпись. Когда я перевела взгляд чуть выше, я оценила точность русских фамилий. Товарищ Безобразова обслужила меня как-то скучно, без огонька. Когда я ее уведомила, что «жернова Господа мелют медленно, но перемалывают все до конца»(Макбет), и у нее обязательно что-то отожмут, она подняла на меня белесый взгляд маленьких глазок и без выражения произнесла:
— Уже все отжали.
О чем можно говорить с женщиной, кстати довольно молодой, у которой уже все было?!
Два вертухая, которых я обвинила в том, что они пособники преступников, сразу же сказали, что они ни при чем… Еще немного, и они бы сдали мне партизан и председателя сельсовета. Машина была облевана. То есть они ее мучили и пытали. Или плевали. Думаю, с большим удовольствием.

Мы выехали через тамбур…. И тут что-то случилось. Я даже не успела включить навигатор. Машина сорвалась с места и куда-то поехала сама, она обходила пробки, препятствия и твердо знала маршрут. Очухалась я напротив ИКЕИ. Мой маленький мерседес, пробыв два дня в ГУЛАГЕ рвался в сторону Шереметьево. Еле убедила его, что надо заехать за паспортом. Очень советую тем, кто надрачивает на Сталина, съездить в ГУЛАГ лайт на улицу Вагоноремонтную.
Купила в ИКЕА фрикаделек. Если кто-нибудь будет бухать на Севере…Москвы (в городе танки) зовите, мне надо снять стресс.