«Экстремизм — эта та жижа, которую ему показали…»

1866

…мне никак не дает покоя встреча Медведева с едой. 
Мама говорит:
— Странный ты человек. Если его тебе так жаль — приготовь ему свой знаменитый плов и пошли в Кремль. Или сама поезжай: ты же плов на дальние расстояния возишь в ватном одеяле чтобы был горячий. Ну вот поедешь, найдёшь там человека с ружьем, прорвёшься с ним типа в Кремль и скажешь Медведеву:
— Никогда больше не встречайтесь с той нехорошей едой, как на том фото. Эта еда только прикидывается православной и хорошей, а сама вся такая злокозненная, что может даже вызвать рвоту. А отведайте-ка моего плову: вроде как удался.
И — раз! — разворачиваешь как новорожденного папаше, который не ждал-не ведал, одеяло: а там казан.

— Ага, и меня под микитки за экстремизм.

— Экстремизм — эта та жижа, которую ему показали, до сих пор наверно, крестится и плачет.

Но, с другой стороны, пойми, что такое экстремизм, то у них балерина эта гулящая экстремизм, то плов твой. Ну и что, что посодют? Зато накормишь болезного — ты ж жалостливая у нас. А за родину и пострадать можно.

— Медведев штоле родина?

— А кто? Ты штоле с дворником Нурали? Он и есть родина, потому что начальство. До сих пор понять ничего не можешь, сколько на свете живёшь…