Эх, жись-жестянка…

Июнь 26, 2019 8:10 дп

Игорь Фунт

Размышления о насущном после прямой линии президента РФ

Увы, вот и прошло уж больше положенного (Им) срока. А может, и ещё больше, не суть…

Итоги подводить поздно (они подводятся после сорока, а мне уже далеко за). Можно лишь участливо взглянуть со стороны на раба божьего. И мягонько так, гаденько осведомиться: «Готов ли ты, раб Божий?» — «Нет, конечно!» — возмущённо отвечает раб. «Это почему же?» — «Да знаешь ли, есть ещё делишки». «Ну, тогда два слова о себе», — «Да пожалуйста». «В смысле, о шагах своих грешных», — «Да пожалуйста».

Итак, жалобы…

Зрение подсажено. Левый видит хуже правого. То в детстве — клюшкой получил жестокий втык во время непримиримой ледяной баталии, аж звёзды из глаз посыпались.

Но без этой пацанской хоккейной школы-хватки — не удалось бы вырасти бескомпромиссным, неуступчивым, жёстким. Что пригодилось в дальнейшем. (В Советской Армии, например.)

Печень явно подпорчена. Как говорится, алкоголь умеет ждать. [Только в лихие годины изрекалось про «ждущий» своего часа кокаин. Слава богу — пронесло мимо «белой отрады».]

Но если не буйные те посиделки, я бы никогда не познакомился, скажем, с питерской рок-тусовкой: «Странные игры» с Гришей Сологубом (RIP), «Секрет» с Заблудовским (по сию пору на сцене), американка Джоанна Стингрей с реальной рок-звездой Цоем (первая написала о втором недавно книгу), незабвенный Коля Васин (Царства небесного!): с его так и не воплощённой мечтой создать музей, храм Джона Леннона. [Ну, разве что в собственной квартире олицетворил идею.]

Голова иногда побаливает. Это с глубокой юности — гулкие отзвуки плотных занятий боксом. Было дело — выхватывал лещей, и ещё как.

Ежели не ринг, то не скорешился бы тогда с будущими партнёрами по бизнесу девяностых: когда в отношениях главенствовало не что иное, как нахрапистость, звериная сила и спортивная подготовка. Одно вытекало из другого…

Сердце пошаливает… Сие — нервы, разумеется. Бесконечные деноминации, чёрные вторники, четверги, сплошные кризисы. И чудовищная их квинтэссенция — 98-й год. После чего не только клапан-почки-селезёнка завернутся.

Иные коммерсы тривиально умирали от безвыходности — это не то, что страдать от психопатии. Легче было найти собственную смерть, — чем отдать чьи-то невозвратные гигантские долларовые(!) долги. В которые вверг империю наш полупьяный Нерон. Его жадная полоумная семья. Окружение. Тёщи-зятья-жёны-дети. Вытолкнув на авансцену ничего не понимающего (пока) в горизонтальных «вертикалях» преемника. [Зато блестяще освоившегося в дворцовых питерских перипетиях и криминальных войнах.]

Коего через 20 лет спросят на прямой линии-2019: «А вам, случайно, не надоело быть президентом?» На что тот грустно (и как-то обречённо) ответит: «Нет» — Понравилось по ходу.

Понравилось…

Знаете, уважаемые господа, недавнюю прямую линию президента Путина я смотрел в баре (под пивко да под воблу) с одним моим першим приятелем, — бывшим в лучшую пору чиновником областного вятского правительства. Которого вслед аресту Н. Белых (2016) аккуратно выставили из администрации — в связи с назначением новой команды И. Васильева.

Он сетовал типа ну, выгнали — и выгнали, не беда. Жизнь Там (с большой буквы) — наверху, в облачном атласе: — совсем иная, отличная от нашей. С тайными уставами, директивами и конституцией, совершенно не схожими с теми, что на Земле.

Посему вполне счастлив, — мол, смог наладить здесь, на «гражданке» кое-какой бизнес. (Что довольно сложно после «жирного» продуктово-товарного обеспечения, всяческих пайков, надбавок и премиальных.)

И сознался, дескать, самое ценное в жизни — это создать свой, пусть невеликий, но целиком достаточный, объективизированный мир. С частными нерушимыми границами, законами, детьми и роднёй, друзьями-партнёрами, в конце концов. С чем я, в принципе, полностью согласен. Как удивительно согласен был практически со всем ему намедни доложенным — президент.

С доброй улыбкой запечного домового глядя на нас через экран. Взмахом волшебной палочки включая под Тюменью воду, строя зелёные парки под Красноярском.

Со своей сказочной, ему лишь известной страной. В которой — всё прекрасно, великолепно. Есть — ма-а-а-аленькие, малюсенькие изъяны. Кои тут же, быстро, — на прямой линии: — скоренько исправил-подлатал.

После чего страна пошла — своею (разбитой-раздолбанной) дорогой. А он пошёл — своей (отутюженной-ровной). В Кремль.

Второй, третий литр пенного абсолютно наладили здоровье. Организм заработал подобно швейцарским часам. И можно было бы стереть стариковские жалобы, отмеченные вначале, но…

У каждого из нас — уникальный, ни на кого не похожий путь. И всяк одолевает его по-своему. В итоге каждый оказывается на месте, положенном ему Судьбой. Может, Богом (почему нет?). Может, предначертанием-предопределением. Кому-то — властным приказом (злобным окриком) сверху.

И если человек, — сидящий на высшем императорском кресле, — во всеуслышание и, не моргнув глазом, откровенно лжёт (насчёт 90-х ли, экономики, зарплат, соцобеспечения, думских законов…), значит, не складывается какой-то пазл в том государстве. Значит, не так что-то в душах наших, головах и намерениях. И делах, естественно. Ведь одно вытекает из другого.

Примечание:

Спасибо М.Кантору за предоставленную картину «Корабль дураков» — из авантюрного романа «Азарт».

Loading...