Его ещё именуют прототипом Штирлица (его псевдоним был Исаев)

Май 30, 2019 5:00 пп

Владимир Гендлин

Вот, отлично: раскопал фразу жены Мандельштама, объясняющую природу репрессий. Мы тут Сталина клеймим, а оказывается все проще и интереснее — это была мода, придуманная в богемно-интеллигентских кругах.

Из Википедии: «По воспоминаниям жены Мандельштама: … Глумление над «хилыми интеллигентами» и беспардонное отношение к расстрелам было, так сказать, модным явлением в те годы, а Блюмкин не только следовал моде, но и являлся одним из её зачинателей и пропагандистов. … Блюмкин, по словам О. М., расхвастался: жизнь и смерть в его руках, и он собирается расстрелять «интеллигентишку». Хвастовство Блюмкина, что он возьмет да пустит в расход интеллигентишку искусствоведа, довело другого хилого интеллигента, Мандельштама, до бешенства, и он сказал, что не допустит расправы. Блюмкин заявил, что не потерпит вмешательства О. М. в «свои дела» и пристрелит его, если тот только посмеет «сунуться»… При этой первой стычке Блюмкин, кажется, уже угрожал О. М. револьвером.

В ряде воспоминаний об Осипе Мандельштаме сообщается, что поэт вырвал у Блюмкина пачку ордеров на расстрелы, которые тот, похваляясь своим всемогуществом, подписывал в пьяном виде на глазах у компании собутыльников, и разорвал их.

В 1920-е годы Блюмкин тесно сошёлся с рядом московских поэтов и литераторов. Дружил с Есениным, познакомился с Маяковским, Шершеневичем и Мариенгофом. Блюмкин был одним из учредителей полуанархической поэтической «Ассоциации вольнодумцев», завсегдатаем круга имажинистов.

Николай Гумилёв писал о Блюмкине в стихотворении «Мои читатели»:

Человек, среди толпы народа
Застреливший императорского посла,
Подошёл пожать мне руку,
Поблагодарить за мои стихи.

По воспоминаниям Владислава Ходасевича, поэт Сергей Есенин как-то привёл в круг богемы Блюмкина и стремясь поразить понравившуюся ему девушку, предложил: «А хотите поглядеть, как расстреливают в ЧК? Я это вам через Блюмкина в одну минуту устрою»[43]. В 1920 году, когда Есенин и братья Кусиковы арестовывались ЧК, Блюмкин оказал помощь поэту, обратившись с ходатайством отпустить его на поруки. За год до гибели поэта, находясь в Закавказье, Блюмкин, приревновав свою жену к Есенину, стал угрожать поэту пистолетом. Существует исторический анекдот о том, как Есенин спас жизнь Игорю Ильинскому которого едва не застрелил Блюмкин, разгневанный тем, как артист украдкой вытер свои запачканые ботинки о край портьеры в ресторане — пока поэт отвлекал революционера и отбирал пистолет, Ильинский успел убежать и спрятаться».

Вообще, Яков Блюмкин, которого еще именуют прототипом Штирлица (его псевдоним был Исаев и резидентская карьера в 20-е была похожа) скорее напоминает Бубу Касторского: я одессит, я из Одессы, здрасьте, и я не плачу, есть у меня другие интересы. Помимо других достоинств (Блюмкин — убийца германского посла фон Мирбаха, он же устанавливал Советскую власть в Персии, он же вел подрывную деятельность в Палестине и т.п.) он был еще другом и адъютантом Троцкого, начальником его охраны. Опять Википедия: » Георгий Агабеков в книге «ЧК за работой» пишет со ссылкой на неназванного сослуживца-чекиста, что «[Блюмкин] ушёл из жизни спокойно, как мужчина. Отбросив повязку с глаз, он сам скомандовал красноармейцам: „По революции, пли!“». В качестве точной даты расстрела Блюмкина приводятся 3 и 8 ноября, а также 12 декабря 1929 года «.

Loading...