Джульетта

Август 8, 2018 7:29 пп

Самвел Аветисян

Мне было шестнадцать. Вру, семнадцать. Я был тогда беспощадно влюблен в Джульетту. Да-да, именно так ее звали. У армян свои, особые отношения с Шекспиром. Ричард, Офелия, Лаэрт, Тибальт, Миранда, Дездемона, Артур, Роберт, Гертруда, Элеонора, Эдгар, ну и, разумеется, Гамлет стали давно сугубо армянскими именами. Гамлетов в Дании еще поискать надо, а вот в Армении плюнешь три раза, дважды в Гамлета попадешь — Гамлета Ричардовича и Гамлета Робертовича… Но я отвлекся.
Как мы познакомились? Я пригласил Джульетту на танец. Это было на дне рождения моей кузины. Даже песню, под которую танцевали, помню: «Плиз рилиз ми» Энгельберта Хампердинка. Пригласил и влюбился в нее по кадык. Влюбился в глаза-маслины, запах кудрей, дыхание губ…
Джульетта училась на другом конце Тбилиси. Дорога к ней занимала час: сначала на трамвае №3 до станции метро «Дидубе», потом восемь остановок до станции «300 арагвинцев», оттуда автобусом №39 до кинотеатра «Батуми». Я сбегал с последних двух уроков, чтобы успеть к концу ее занятий. Я ждал за воротами школы, дарил ей куст сирени, провожал домой. Читал стихи Табидзе, Бараташвили, выдавая за свои:

Цвет небесный, синий цвет,
Полюбил я с малых лет.
В детстве он мне означал
Синеву иных начал…

Он прекрасен без прикрас.
Это цвет любимых глаз.
Это взгляд бездонный твой,
Напоенный синевой…

Ее не смущало, что в стихах глаза были синие, а не смоляные, как у нее…
Так продолжалось всю весну. Спросите, откуда у меня были деньги на сирень? Ниоткуда. Я просто срывал сирень по пути. Она в Тбилиси росла повсюду.
Близились выпускные экзамены. Приезжать к ней каждый день я уже не мог. К тому же после выпускных я собирался уехать в Ленинград поступать в университет. Со второй или третьей попытки я решился наконец признаться ей в чувствах:

— А ты? Ты будешь скучать?

— Я парня из армии жду. Мы помолвлены. Я не могу пойти против воли отца…

Выпускные я провалил. Но аттестат мне выдали — мама выплакала его в районо. Поступил в ЛГУ. Новая жизнь, новые увлечения. И вскоре я забыл Джульетту. На зимние каникулы прилетел домой. Кузина спросила, что это я перестал общаться с Джульеттой, не пишу ей:

— Она все время спрашивала о тебе. Она любит тебя.

— Но у нее же парень? Она помолвлена.

— Какой там помолвлена? Никакого парня. Она наврала тебе.

— Как наврала? Но зачем?

— Что зачем? Не может армянская девушка с первого раза признаться в любви…

Loading...