никак не могу понять почему нижеследующая байка (из третьего «тома» моего) не получила достаточного количества лайков и вообще не пользовалась таким успехом, как другие (на мой взгляд, более слабые).
Вы прочтите и посоветуйте: не затянуто ли?

Поэт в России больше, чем поэт
(У кого в России больше)

Один поэт (щас не помню фамилии) все время уверял, что в России у него больше.
Но ему поначалу никто не верил.
Говорили: вот прямо в России сразу увеличивается? Так, что ли?
Он говорил, что сам поражается: стоит пересечь границу, как сразу — больше! Прям чувствует сам — все больше и больше!
Получается (говорили ему другие поэты, которые тоже мечтали, чтобы у них так же было, но не могли сравнить — они никуда не ездили, и у них не было критериев; откуда им знать, может, то, что у них имеется в наличии, для заграницы — больше?) — у них у всех там меньше? Или только у поэтов ихних — меньше? Чем у наших?
Но — на всякий случай — не хотели ездить заграницу: думают, ну его! А то уменьшится еще, а потом может вообще не увеличится, хрен его знает, таинственная это вещь — физиология!
Но поэту этому верили: у него как-то так удачно все получалось: там — меньше, здесь — больше.
И никаких сбоев.
Но тут рухнули все препоны и рогатки, железный занавес свалился с лязгом и скрежетом, и поэты, даже те, что страшно опасались, что станет меньше, осторожно пересекли границу.
Не без трепета, так сказать.
С одной стороны, и заграница манила: витрины там, проститутки в свободном доступе, тряпки, джинсы всяческие, а с другой… Ну, вы понимаете… Страшно.
Но все же как-то преодолели, джинсы и проститутки победили: да и русский человек — отчаянный, сами знаете.
Тем паче — русский поэт.
Один мне сам признавался: думаю, ну и фиг с ним! Пусть вообще хоть исчезнет! Зато на мир погляжу! А то этот мой Мухосранск осточертел: одно и то же, одно и то же… Жена его, правда, рыдала, как на войну провожала; всё причитала, что у нее тут только-только расцвет ее женской жизни настал (поэт завязал перед этим месяца за два), а тут опять такая напасть — будет теперь меньше. Но он ее заверил, что лучше меньше, да лучше. Плюс пообещал косметики привезти.
С тем и отправился.
Другой, тоже поэт, особо въедливый, в этой загранице познакомился с тамошними поэтами и как-то так ловко заманил их в баню. Хотя вроде у них не принято: могут подумать типа клеится. Но он заверил их — намеком — что, мол, вообще в прошлом году про такое услышал, что бывает между мужчинами.
И так по-русски, с таким задором, с обезоруживающей улыбкой Гагарина, прокричал:
— Пойдем (говорит им), в баню! Русские поэты всегда, как только познакомятся, всех сразу приглашают в баню! Пушкин постоянно всех в баню звал, прямо с утра: как только кофию напьется, нервничать начинает: не опоздали бы его друзья-поэты в баню. Любой пушкинист вам это подтвердит, мол… Не говоря уже о Лермонтове: он и стрелялся оттого, что этот Мартынов зачем-то тоже пришел в одну с ним парную, не будучи поэтом. Мандельштам и Пастернак, хотя они условно русские, вообще из бани не вылезали…Ну и тэ дэ…
Ну, те и поверили.
И пошли.
Этот, который въедливый, сильно опасался, что тот, который и раньше все время туда-сюда, по заграницам, наврал, что в России у него больше: а смотреть в бане, у кого там как, неловко все же, еще че подумают..
И потом там все же не бордель, сами понимаете: что, там больше-меньше в спокойном состоянии, черт его разберет.
Ну и этот поэт так и не понял ничего.
Вернулся в Россию в полном недоумении.
И сам запутался: ощупывал себя, в зеркало пялился. Один раз жена его за этим занятием застала и по своей мещанской ограниченности разрыдалась.
В общем, вопрос так и остался открытым: больше или меньше, так никто и не понял.
..С тех пор поэты все ездят туда-сюда и уже вроде как и не боятся: вроде все на месте, ни больше ни меньше.
Но того поэта, который первым взял на себя эту миссию — отмерить, где у кого больше или там меньше, уважать не перестали.
Все же это был подвиг: взять и поехать в заграницу эту проклятую второй раз, зная, что там будет меньше.
И — не испугаться.
Злые языки утверждают, что это никакой такой не подвиг, а просто там джинсы дешевле и вообще…
Но мы-то знаем, что это не так.
Что поэт себя буквально на алтарь истины положил (клал — слово некрасивое какое-то) — чтобы потом сказать с полным пониманием великой миссии Поэта и Гражданина:
У ПОЭТА в России — БОЛЬШЕ!
И я прошу злопыхателей и пр. не беспокоить!
Истина воссияла.
В России — больше.
И точка.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks