Двойная атака на девственность Дуни

16 июля, 2021 1:31 пп

Лена Пчёлкина

Лена Пчелкина, пчела и ко:

В группе не раз и не два прослеживалась мысль, что крепкие хозяйственники, разумные взрослые люди и, собственно, население, мыслящее достатком своей семьи, а не вихрями яростных атак и утопией осчастливить все человечество против его воли, с точки зрения методичек по литературе и, вероятно, наших писателей- герои строго отрицательные. Ведь брать ответственность хотя бы за себя, не говоря уже о своих близких – дело сложное и неблагодарное, за всех людей на свете – легко и приятно. Хотя в защиту наших классиков, могу сказать, что скорее всего нам так заморочили голову составители хрестоматий, что многих вообще отвратили от классики классово-гнездовым квадратным подходом.
В защиту Лужина
Роман «Преступление и наказание» Ф.М. Достоевского, полностью оправдывает свое название. Писать его было преступлением, а читать, и, тем более, выдавливать из себя классово подходящие оценки его героев, было сущим наказанием.
О чем же он? Сюжетная канва довольно проста: Дуня (Авдотья Романовна Раскольникова) хотела выйти замуж. Своей девственностью она хотела распорядиться очень рачительно, во-первых – любовь и большая, во-вторых – посадить на шею своему избраннику, помимо себя самой, маму и брата. Забегая вперед (теперь это называется спойлер), могу отметить, что ей все это удалось блистательно – замуж она вышла по большой любви, а пункт второй слетел вместе с нахлебниками, которыми она планировала осчастливить своего избранника.
Философское наполнение актуально и сейчас – это роман о скрепах, двойных стандартах (далее ДС), человеческих жертвах, во имя идиотских целей, чувстве вины без покаяния и оправдании собственной никчемности предлагаемыми обстоятельствами.
В сущности, в романе всего три положительных героя — это несостоявшийся жених Лужин, профессионал, пристав судебных дел, Порфирий Порфирьевич и женщина-«короткие деньги», процентщица Алена Ивановна. Они же, с точки зрения классового подхода, и самые отрицательные. Тут у каждого, безусловно, есть свое мнение. Но, каким бы ни было это мнение, никаких других героев – что с плюсом, что с минусом, нет вообще. Есть шайка бездельников, нахлебников и тунеядцев, сильно приправленная рефлексиями, криминальной агрессивностью, антисемитизмом и водкой.
Толчком к последующим событиям служит письмо Пульхерии Раскольниковой к сыну, в котором она сетует, что Дуня со скандалом ушла от своего работодателя из-за обрушившихся на нее сексуальных притязаний последнего, и теперь вынуждена обручиться с Лужиным- «подлецом и скопидомом», да еще и 45-летним, читай – старым. Подлец он, потому что его главная задача – сделать карьеру и сколотить капитал. Почему он скопидом – совершенно неясно, ведь он готов взять под свою опеку всю семью Дуни. (Внимание ДС – а как же восторженные всхлипы по поводу помолвки Болконского и Ростовой, а как же восхищение разумным эгоизмом в новых людях?). Нечастному Лужину стоило одеть шиповки и бежать прочь от этого семейства, но он, зачем-то, едет знакомиться с Раскольниковым. Встреча оказалась так себе встречей и, после долгого многостраничного описания его одежды и прически – (голодранцы всегда брезгливо относились к чужой опрятности, помним Павку Корчагина) разгорается ссора. Собственно, именно двойная атака на девственность Дуни и стала мощнейшим руководством к действию. А вот тут внимание, скрепы: вместо того, чтобы пойти разгружать вагоны, или сделать что-то более полезное, чтобы помочь своей семье, наш герой решает пришибить Алену Ивановну. Итак, девственность против человеческой жизни. Такой, вот, русский ренессанс. Бессмысленный и беспощадный.
Письмо получено, цель поставлена, средство выбрано. Зарубив двух несчастных женщин и один эмбрион, решив таким образом нравственную дилемму «кто он – тварь дрожащая или право имеет» наш герой, припрятав награбленное, начинает шляться по друзьям и поминкам. Ни деньгами, последними, присланными мамой, ни награбленным, он не воспользовался, чтобы оплатить учебу. Убийство ради цели, суть которой не известна. А виноват во всем Наполеон, точнее, разочарование в нем. Уже второй герой, только в наших повествованиях, из-за этого пройдохи Наполеона, гробит жизнь не только свою, но и окружающих. Дальше много неинтересного, какого-то трэша на задворках, несчастных случаев по пьяни и сцен русских поминок в трущобах. Судьбоносный момент встречи Сонечки и Родиона Романовича тоже, как-то, смыт, поскольку нет там ни сексуальной искры, ни, как сейчас пишут, химии, а только взаимные жалобы на жизнь (читай – ее виновника Наполеона) и совместное нарушение евангелистских заповедей. Вот это «схождение» вместе из чувства вины перед другими (или перед самими собой) – еще одна мощнейшая скрепа. Так и живут из-за чего-то – ребенка, козленка, совместной жилплощади, болезни, привычки, только не из-за любви или, хотя бы, воспоминаний о ней. В такой атмосфере, даже домашний хомяк бросится под трамвай не раздумывая. Достоевский описывает Родиона как очень красивого молодого человека, вероятно, Сонечка тоже была, себе вполне, ничего (она же служила не в публичном доме при лепрозории). Какими же надо было быть инертными и асексуальными муднями, чтобы страсть подменить чувством вины на первом же свидании?!
Дальше опять о скрепах, собственно – ФИНАЛ. Я его выделяю, потому что он настоящий, такой, в духе Ларса фон Триера. Дуня выходит замуж за Разумихина. Справедливость восторжествовала. Ура! «Это был необыкновенно веселый и сообщительный парень, добрый до простоты. Впрочем, под этою простотой таилась и глубина, и достоинство… Был он очень неглуп, хотя и действительно иногда простоват. Наружность его была выразительная — высокий, худой, всегда худо выбрит, черноволосый. Иногда он буянил и слыл за силача. Однажды ночью, в компании, он одним ударом ссадил одного блюстителя вершков двенадцати росту. Пить он мог до бесконечности, но мог и совсем не пить; иногда проказил даже непозволительно, но мог и совсем не проказить. Разумихин был еще тем замечателен, что никакие неудачи его никогда не смущали и никакие дурные обстоятельства, казалось, не могли придавить его. Он мог квартировать хоть на крыше, терпеть адский голод и необыкновенный холод. Был он очень беден и решительно сам, один, содержал себя, добывая кой-какими работами деньги. Он знал бездну источников, где мог почерпнуть, разумеется, заработком. Однажды он целую зиму совсем не топил своей комнаты и утверждал, что это даже приятнее, потому что в холоде лучше спится».
От одного только этого рассказа бросает в дрожь. В нем очень прослеживаются черты Рахметова, критика писала, что его образ был навеян образом бездельника и йога Рахметова. Я не смогу подобрать определения для женщины, сделавшей выбор в пользу этого гопника vs обстоятельного образованного Лужина. Хотя никто не знает, что думала жена профессора, сидя на х@ю у слесаря, впрочем, чтобы что-то там измышлять, сначала надо выйти замуж на профессора.
Мама – Пульхерия Александровна, сошла с ума. Тоже достойный, отличный выход. Породив таких двух чудовищ, нормальный человек, сделал бы это раньше. Умерла она, успев благословить эту парочку. В свете того, что, вообще, произошло во имя этого союза- благословение Пульхерии кажется каким-то богохульством.
Свидригайлов застрелился. Ну и черт с ним.
Родион, получил 8 лет каторги и вместе с Соней и ее проституцией, в анамнезе, пошли навстречу восходу.
И об авторе. Достоевский страдал безответной любовью к газетным вырезкам (например роман «Бесы»). Раскольников выписан, тоже, на основе криминальной хроники. Наших злодеев мы брать не будем, так как они просто убивали и грабили, то некто поэт Пьер-Франсуа Ласенер, которому отрубили голову в Париже за сходные деяния, был перед этим подвергнут общественному гневу и литературному забвению. Его, не поверите, в школьной программе нет. А мы же должны мучиться, накручивая его раскаяние, и, более чем, скромное наказание, на кровавые деяния царского режима. Видимо, этот роман стал предтечей рассказа Зои Воскресенской «Графин» – когда Ильич разбил графин, пи@ды дали Мите, а потом Ильич признался и получил конфету. Опасный этот роман, вот что я вам скажу.
Тем не менее, в литературном смысле, финал безукоризнен – две свадьбы, одно безумие, самоубийство, повышение по службе. Прямо просится на «Преступление и наказание 2» восемь лет спустя. В нем Разумихин убьет Дуню гвоздем, а Рахметов и Сонечка станут Бонни и Клайдом со скрепами. А Лужин, скучно, с точки зрения этой публики, живет в окружении любимой жены, детей и может быть внуков. А по воскресеньям пьет компот.