Дружить с водяным

0
506
 7

Крестьяне на Руси с незапамятных времён в сёлах и деревеньках, расположенных у рек и озёр (там раньше и принято было обустраивать свои поселения), полагали, что в этот день просыпается от зимней спячки водяной. Крещёный народ русский, приняв веру христианскую, и веру славянских пращуров попытался, где можно, толерантно с ней совместить. Так Никита Исповедник, игумен обители Мидикийской, живший в 8-9 веках, стал у них называться Никита Водопол. А в богословский обиход вошёл термин «крестьянское православие».
Домовой, водяной, леший — полноправные в нём, хотя и не всегда предсказуемые соучастники народного быта. С ними надо было ладить, а потому и существовал неписаный свод правил общения с нечистой силой. По сути (моё мнение) это был принцип, которого позднее строго придерживался знаменитый дрессировщик Дуров: «Лаской-то от скотинки больше добьёшься».
Потому и пытались невидимых соседей задобрить и уважить, «найти консенсус» — разрешать бытовые конфликты на основе общего согласия.
Вот и сегодняшний Никита Водопол так прямо и обозначен — Угощение водяного. И угощали его кто хлебом, кто кашей, кто куриными потрохами. Если даже водяной не съест предназначенные ему угощения — рыбки помогут. Да и не они одни, а многие жители водоёмов не откажутся от народной пищи.
Я — человек воды. Видимо, с крестьянскими генами эхо этой привычки перешло и ко мне. Уходя с реки или озера я всегда недоеденные остатки пищи вплоть до хлебных крошек не на берегу оставляю (хотя птички их тоже расклюют), а в воду — под кустик, под обрыв, в омуток.
Рыбкам!
А может, и водяной не побрезгует…

 7