Дом, куры, петухи…

1532

Я в сентябре с ней познакомился. Ничего не скажу: хорошая женщина. Сама справная, дом-пятистенок, пять кур, два петуха… Огород пятнадцать соток! Куда с добром! Обсажаисси… А как дело-то было: я на футбол пришёл, наши играли с раменскими. Продули конечно… В перерыве пошёл в буфет. Взял сто пятьдесят, кружку пива, бутер с селёдкой — в общем, всё пучком, как положено. Взял и смотрю, где встать. Вижу — место есть свободное за столиком у окна. Подошёл ближе, смотрю — не совсем  свободное. Женщина стоит, пиво пьёт. Ну, а мне чего, назад к прилавку, что ли, возвращаться? Говорю: не подвинетесь ли, гражданочка? Она подвинулась… Вот так и познакомились…

— И чего?

— Ничего. Нормально всё. Живём. У ней дом справный, пять кур, два петуха… Огород пятнадцать соток… Скоро корову купим. В соседней деревне одни продают. И недорого: восемь тысяч.

— Значит, как на футболе познакомились, так с тех пор и живёте?

— Ага. А чего? Женщина нормальная, справная. Нюрой звать. Учётчицей работает там же, в совхозе. Мужа уже восемь лет как схоронила, а детей нет. Одной-то хозяйство тащить — хребет изотрёшь. Огород пятнадцать соток, пять кур, два петуха…

— А зачем два?

— Один старый, кур уже не топчет, а зарубить, говорит, жалко. Он ей ещё от ейных родителей достался, покойных. Так что как память по двору бегает. Орёт, собака, очень жалостливо. В смысле, кукарекает! Заслушаешься!

— Расписываться думаете?

— Накой? Мы чего, пионеры, что ли? Да у нас и без росписи всё есть. Дом-пятистенок. Пять кур. Петухи…

— А  если дети пойдут?

— Какие дети?

— Какие… Обыкновенные… Которые орут и ссутся.

— Да, это я как-то не… Ладно, пойду. Кур надо кормить. Петухов, сволочей…