(Из книги «Те суровые годы. Хроника Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993гг. в документах», отв.ред. – В.Г. Ардзинба), сс.14-15, 252-255, 291-299, Сухум 2004)

14 августа 1992 года началась вооруженная агрессия Грузии против Республики Абхазия. В этих целях были задействованы до 5 тысяч национальных гвардейцев, использованы более 100 танков, другой бронетехники, артиллерия и боевая авиация, переданные режим Шеварднадзе российским командованием Закавказского военного округа. Применив всю эту мощь против безоружной Абхазии, Грузия грубо нарушила свое обязательство перед Россией не применять полученное ею вооружение в межнациональных конфликтах.
Дли прикрытия действительных причин агрессии в публичных выступлениях Шеварднадзе, в том числе и в ООП, выдвинуто несколько версий обстоятельств, приведших к конфликту. Сам факт использования го одной, то другой версии причин вторжения войск в Абхазию является свидетельством того, что руководство Грузии пытается ввести в заблуждение мировое сообщество.
Очевидно, что агрессия была задумана задолго до начала войны. «В Абхазии может случиться такое, что по своему характеру и последствиям будет гораздо хуже, чем в Цхинвальском регионе» (т.е. в Южной Осетии), — говорил Шеварднадзе еще в июле 1992 года («Аргументы и факты». 1992. № 28). 15 августа, т.е. на следующий день после начала агрессии, выступая по телевидению, он заявил: «Как и наши великие предки, в борьбе за сохранение территориальной целостности нашего государства мы ни перед чем не остановимся. Ради этого мы готовы погибнуть сами, но мы уничтожим и всякого, кто будет пытаться расчленить наше государство».
В этом высказывании выражена истинная причина агрессии против Абхазии. Она кроется в имперской сущности нынешнего государственного режима в Грузии и политическом авантюризме его руководителей, применивших грубые, силовые методы подавления суверенных прав народа Абхазии. В то же время здесь ставится вопрос о территориальной целостности не Грузии как таковой, а бывшей Грузинской ССР, не случайно названной академиком А.Д. Сахаровым «малой империей» («Огонек», 1980. № 31). В ее состав и была включена в сталинский период Абхазия. Что касается так называемых абхазских сепаратистов и экстремистов, то они как раз-то и выступают за территориальную целостность Грузии в ее исконных этнических пределах, а пространство от реки Ингур до реки Псоу после распада СССР и упразднения Грузинской ССР справедливо считают     принадлежностью    другого    государства Республики Абхазия.
В этой связи давно назрела необходимость подставить краткий обзор историко-правовых взаимоотношений Абхазии и Грузии, свидетельствующий об абсурдности тезиса «нарушение территориальной  целостности»   несуществующей Грузинской ССР.
Между тем нынешнее руководство Республики Грузия с помощью именно этого тезиса пытается оправдать в глазах всего мира свою варварскую акцию в Абхазии, проводя политику неприкрытого государственного терроризма.
Абхазы и грузины – неродственные народы. Они имеют разное генетическое происхождение, их языки принадлежат к разным лингвистическим семьям, у них сложились разные обычаи, традиции, материальная и духовная культура, национальный менталитет. Ближайшие этнокультурные и языковые сородичи абхазов, автохтонного коренного населения Кавказа, проживают на Северном Кавказе. Это – абазины, адыгейцы, кабардинцы и другие горские народы.
Абхазы – древний христианский народ, принявший крещение при византийском императоре Юстиниане в VI веке. Весьма древние и традиции абхазской государственности, насчитывающей 12 столетий. Абхазское царство возникло в VIII веке, и на протяжении двух веков было одним из самых могущественных государственных образований в Причерноморском регионе. В результате брака, заключенного между представителями царских династий Грузии и Абхазии, произошло объединение этих государств. Вместе с тем в составе объединенного Грузинского царства (XI-XII вв.) Абхазия обладала полным политическим самоуправлением.
Распад Грузинского царства под управлением монголов в XIII в. полностью освободил Абхазию от какой-бы то ни было зависимости от Тифлиса. Последующие этапы взаимоотношений характеризуются феодальными междоусобицами Абхазского княжества с западногрузинскими государственными образованиями Мегрелией и Имеретией. Так, кровопролитные абхазо-мегрельские войны с переменным успехом шли на протяжении XVII-XVIII веков.
В начале XIX века владетельные князья Абхазии Келешбей Чачба-Шервашидзе, а затем его сын князь  Георгий обращались к России с просьбой о принятии в подданство. 17 февраля 1810г. был издан императорский манифест, по которому Абхазия перешла под «верховное покровительство» Российской империи. В составе России Абхазия сохраняла политическую автономию и княжескую династию. Однако в 1864г. система абхазского самоуправления была упразднена, а последний владетельный князь Михаил Чачба-Шервашидзе выслан в Воронеж.
В 1870-х годах Абхазия пережила этническую катастрофу. Укрепление позиций России на Кавказе после окончания Кавказской войны позволило правительству ужесточить колониальную политику. Около 300 тысяч абхазов, что составило в тот период более половины народа, были вынуждены покинуть родину и переселиться в Турцию и другие страны Ближнего Востока, где ныне проживает многочисленная влиятельная абхазская  диаспора.
В обезлюдевшую Абхазию хлынул поток новопоселенцев, прежде всего грузин (в основном мегрелов), а также русских, армян, греков, болгар, немцев, эстонцев и др. Абхазия быстро превратилась в полиэтнический регион, а доля коренного населения стала быстро сокращаться. Так, по посемейной переписи 1886г. абхазы составляли 85,7%, а грузины – 6% от всего населения Абхазии. По первой Всероссийской переписи 1897г. абхазов было уже 55,3% , а грузин 24,4%.
Одним из тех, кто призывал заселить грузинами обезлюдевшие в результате русско-турецкой войны абхазские земли и села, был видный грузинский общественный деятель и публицист Я. Гогебашвили, напечатавший в том же 1877г. в газете «Тифлисский вестник» программную статью, известную под названием «Кем заселить Абхазию?». В ней отмечалось, что только «мегрельцы совмещают в себе все необходимые качества для успешной и выгодной для государства (России – Ред.) колонизации опустелой Абхазии». Гогебашвили особо подчеркивал: «Представляя наилучших колонизаторов Абхазии, мегрельцы должны явиться первыми заместителями выселившихся абхазов» («Тифлисский вестник», 1877, №249). О начавшейся тогда грузинской колонизации Абхазии свидетельствует и целый ряд грузинских периодических изданий 60-90-х годов XIX века – «Дроеба», «Моамбе», «Иверия», «Квали» и др.
После получения известия о Февральской революции в Сухуме 10 марта 1917г. состоялось совещание представителей населения Абхазии, которое сформировало местный орган Временного правительства – Комитет общественной безопасности. А на состоявшемся в ноябре 1917г. съезде абхазского народа были приняты важнейшие документы – Декларация абхазского народа и Конституция Народного Совета.
В Декларации о задачах Абхазского Народного Совета, ставшего реальным органом власти, говорилось: «В переживаемое тревожное время, когда многое разрушается до основания и многое разрушается до основания и многое создается заново, когда радикально меняются условия и обстановка жизни всей России, и следовательно Абхазии – каждый народ должен чутко следить за тем, чтобы его права и интересы не пострадали от покушений и не были бы забыты при переустройстве России на новых началах. Абхазский народ уверен в том, что его братья – горцы Северного Кавказа и Дагестана – поддержал его в тех случаях, когда он будет защищать свои права. Одной из следующих важных задач Абхазского Народного Совета является работа по самоопределению абхазского народа… Абхазский народ входит в состав Союза объединенных горцев Северного Кавказа, Дагестана и Абхазии и, кончено, нуждается в том, чтобы поддерживать самую тесную связь со своими северными братьями». Стремление абхазов к самоопределению в тот период выразилось во вхождении в Северокавказскую Горскую Республику, провозглашенную 11 мая 1918 года, куда вместе с Абхазией вошли Адыгея, Кабарда, Чечня, Осетия, Дагестан и др.
26 мая 1918г. была образована Грузинская Демократическая Республика. А в июне того же года под предлогом борьбы с большевистскими группами на территорию Абхазии были введены грузинские войска. Командующий этими войсками генерал Мазниашвили стал генерал-губернатором. В Абхазии был установлен жесткий оккупационный режим. В августе и октябре 1918г. грузинскими властями дважды разгонялся Абхазский народный Совет, депутаты которого неоднократно подвергались политическому террору и репрессиям. Абхазское национальное движение подавлялось, а против мирного населения были брошены карательные экспедиции грузинского правительства.
Вместе с тем политический представитель Грузии в Абхазии Исидор Рамишвили, выступая 19 марта 1919г. на открытии третьего Абхазского Народного Совета, заявил: «Мы – не захватчики, и не земля здешняя нам нужна» («Наше слово», 1919, 21 марта). В крае проводилась разнузданная шовинистическая политика. В памяти абхазского народа – это один из самых мрачных периодов во взаимоотношениях Абхазии и Грузии.
На имперский характер Грузинской Демократической Республики обратил в свое время внимание английский исследователь Беховер. В вышедшей в 1920г. книге  «В деникинской России» он писал: «Свободное и независимое социал-демократическое государство Грузия всегда останется в моей памяти как классический пример империалистической малой национальности и по отношению к захватам территорий вне своих пределов, и по отношению к бюрократической тирании внутри государства. Шовинизм его превосходит всякие пределы».
Установление в марте 1921г. советской власти многими в Абхазии было воспринято как избавление от грузинских оккупантов и восстановление государственных форм жизни. Действительно, сначала большевики предоставили Абхазии свободу политического выбора, который был реализован провозглашением суверенной Советской Социалистической Республики. Однако в декабре 1921г. Абхазия под сильным нажимом Сталина, Орджоникидзе и др. была вынуждена заключить с Грузией договор, ратифицированный в феврале 1922г., который конструировал между двумя республиками федеральные отношения. Характер межгосударственных отношений Абхазии и Грузии того периода запечатлен не только в заключенном договоре, но и в Конституции ССР Абхазии 1925г., в Конституции Грузинской ССР 1927г., в которой подчеркивается, что Грузинская ССР является государством, строящемся на федеративных началах (статья 2).
Однако коммунистическая Грузия продолжила «абхазскую политику» своих «демократических» предшественников, направленную на захват Абхазии. Имея в Москве могущественных покровителей, грузинское руководство добилось того, что 11 февраля 1931г. ССР Абхазия была преобразована по воле Сталина в автономную республику (Абхазская АССР) и включена в состав Грузинской ССР. Попрание суверенных прав Абхазии оказалось наиболее тягостным для национального самосознания абхазов. Низведение ее статуса до уровня автономной республики в составе Грузии привело буквально через неделю к многодневному общенациональному сходу абхазов (18-26 февраля 1931г.), выразившему недоверие правительству. Это было первое массовое выступление абхазского народа в защиту своей государственности и своих прав в условиях советской власти.
Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что, несмотря на понижение статуса Абхазии, даже после преобразования ССР Абхазия в Абхазскую АССР, взаимоотношения последней с Грузинской ССР, с правовой точки зрения носили межгосударственный, федеральный характер. Сильный руководитель Абхазии Нестор Лакоба еще мог сдерживать политический натиск Грузии, однако после его устранения (был отравлен в декабре 1936г. в Тбилиси по приказу Берия), Абхазия осталась беззащитной. Начался самый мрачный период ее современной истории. В конце 1930-х годов на Абхазию обрушился сталинский террор, приведший к полному уничтожению политический и интеллектуальной элиты  абхазского народа. Усиленными темпами проводилась политика грузинизации: школьное обучение детей было переведено с абхазского  на грузинский язык, абхазской письменности была навязана новая грузинская графика, исконные абхазские топонимы заменялись грузинскими, социальное продвижение лиц абхазской национальности было затруднено. Целенаправленно проводилась ассимиляторская переселенческая политика, направленная на деформацию этнодемографической структуры населения. За период 1937-1953гг. из внутренних районов Грузии в Абхазию были переселены десятки тысяч грузин, что значительно увеличило их долю в составе населения Абхазии (24% — в 1897г.; 30% — в 1939г.; 39,1% — в 1959г.). Идеологическим обеспечением политики грузинизации была «теория», выдвинутая рядом шовинистически настроенных грузинских историков, которые объявили Абхазию исконной территорией Грузии, а абхазов – одним из этнических подразделений грузин.
После антисталинских съездов КПСС наиболее репрессивные методы политики грузинизации были приостановлены, однако в завуалированной форме она проводилась и в дальнейшем. В частности, продолжалась поощряемая тбилисскими властями демографическая экспансия грузин (41% — в 1970г.); 43,9% — в 1979г.; 45,7% — в 1989г.), искусственно тормозилось культурное развитие абхазов. Однако основная трагедия Абхазии заключалась в том, что из-за формального характера автономной государственности так называемая республика не имела реальных прав и возможностей защитить свои национально-политические интересы от посягательств союзно-республиканской власти в Тбилиси.
Нараставший протест против существующего положения вещей привел к возникновению в конце 1950-х годов довольно ильного оппозиционного тбилисским властям движения, которое возглавили патриотически настроенные представители абхазской интеллигенции. Противостояние Грузии несколько раз принимало открытые формы, в частности массовые митинги и демонстрации с требованием выхода Абхазии из состава Грузии происходили в 1957, 1967, 1978гг. Следующий виток в абхазо-грузинских отношениях пришелся на 1989г., когда имели место трагические столкновения на национальной почве.
С этого времени напряженность практически не спадала, а политические взаимоотношения Абхазии и Грузии принимали все более конфликтный характер. Приближавшийся распад Союза ССР, а также нарастание в общественно-политической жизни Грузии шовинистических тенденций особенно актуализировали для абхазов проблему конституционно-правовых гарантий суверенитета государственности Абхазии.
Приход к власти в Грузии в октябре 1990г. Звиада Гамсахурдиа ознаменовался к Абхазии. Грузинский президент открыто проводил политику  по избавлению Грузии от этнических меньшинств, выслав из страны дагестанских аварцев, русских  духоборов и др.
Парламент Грузии в одностороннем порядке стал принимать решения, которые игнорировали межгосударственный характер отношений Абхазии и Грузии, существенно ограничивали полномочия органов власти Абхазской АССР и по существу вели к упразднению абхазской государственности.
Так, на сессиях Верховного Совета Грузинской ССР, состоявшихся в ноябре 1989г., марте и июле 1990г. и посвященных проблеме восстановления государственной независимости Грузии, были приняты постановления, в которых установление советской власти в Грузии в феврале 1921г. расценивается как свержение существовавшего политического строя – власти Грузинской Демократической Республики.
Признаны незаконными и недействительными как все государственные структуры, существовавшие в Грузии с февраля 1921 г., так и заключенные Советской Грузией договоры: Договор между ССР Грузия и РСФСР от 21 мая 1921г.; Договор о создании ЗСФСР от 12 марта 1922г. и Договор об образовании Союза ССР от 30 декабря 1922г.
Верховный Совет Абхазской АССР не мог оставаться безучастным к этим решениям парламента Грузии, принятым в одностороннем порядке без учета мнения абхазского народа, высших представительных органов власти Абхазии. Стремясь восстановить историческую справедливость, защитить государственность Абхазии, Верховный Совет Абхазской АССР 25 августа 1990г. принял два акта: Декларацию о государственном суверенитете Абхазии, а также постановление.
В Декларации законной формой государственности Абхазии признана суверенная Советская Республика Абхазия, созданная свободным волеизъявлением народов Абхазии и провозглашенная 31 марта 1921г., которая вопреки воле абхазской нации, всего народа республики была преобразована в 1931г. в автономную республику в составе Грузинской ССР.
В Постановлении Верховного Совета Абхазской АССР, давая политико-правовую оценку постановлениям парламента Грузии, высший орган государственной власти Абхазии пришел к выводу, что из постановлений Верховного Совета ГССР, в которых объявляются также заключенные ими договоры, следует, что «все договорные отношения между Грузией и Абхазией, заключенные прежними органами государственности, также являются незаконными, а вхождение Абхазии в состав Грузинской Советской Социалистической Республики  лишено правовых оснований…».
Придя к власти в результате вооруженного переворота в Тбилиси, Военный Совет в феврале 1992г. принял решение об отмене Конституции   Грузинской   ССР   1978г. и о переходе Республики Грузия к Конституции Грузинской Демократической Республики 1921г., в которой такой субъект государственно-правовых отношений, как Абхазская АССР, не предусмотрен. В правовом отношении после принятия такого решения Грузинская ССР, с которой Абхазская АССР находилась в государственно-правовых отношениях, перестала существовать, и образовалось новое государство – Грузинская Демократическая Республика, с которой Абхазская АССР никаких урегулированных правом взаимоотношений не имеет.
Кроме того, поскольку Конституция Абхазской АССР 1978г. была принята в соответствии с Конституцией Грузинской ССР 1978г. и Конституцией СССР 1977г., то после прекращения действия последних конституция Абхазской АССР лишилась своего правового основания, перестала соответствовать политическим и юридическим реалиям настоящего времени.
В целях преодоления правовой неурегулированности между республиками, а также руководствуясь стремлением к восстановлению межгосударственных отношений Абхазии с Грузией, Верховный Совет Республики Абхазия, выражая волю народа Абхазии и реализуя право наций на самоопределение, принял решение о восстановлении действия на территории Абхазии Конституции Абхазии 1925г. По этой Конституции Республика Абхазия есть суверенное государство, осуществляющее государственную власть на своей территории самостоятельно и независимо от другой какой-либо власти (статья 5). В соответствии с этим положением Конституции и нормами международного права, территория Абхазии находится под исключительной и полной властью лишь одного государства – Республики Абхазия и недоступна для действия властей или законов другою государства. Следует также подчеркнуть, что принцип суверенитета Абхазии на свою территорию был зафиксирован и в действовавших Конституциях Абхазской АССР (ст. 65), Конституции ГССР (ст. 81). Конституции СССР (ст. 84) и ст. 3 Закона СССР «О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами федерации», в которых сказано, что территория автономной республики не может быть изменена без ее согласия. Более того, в Законе о разграничении полномочий союзная и автономная республики рассматривались как равные субъекты при разрешении территориальных споров между союзными и автономными республиками.
В связи с вышеизложенным, становится очевидной несостоятельность претензий и ссылок Грузии на общепризнанные принципы территориальной целостности государства (Грузии), неприкосновенности границ, гак как на протяжении всего, времени Грузия и Абхазия имели определенные, зафиксированные тем или иным образом свои территории и границы.
Говоря о границах Грузии и о границах всех республик бывшего Союза ССР, нельзя расценивать факт принятия в ООН этих республик как аргумент, являющийся международно-правовым подтверждением их территорий и границ. Так как сложившиеся к моменту распада СССР территории и границы национально-государственных образований носили не международно-правовой, а административный, внутриполитический характер. Международно-правовую признанность носили лишь внешние границы бывшего СССР.
Нельзя не сказать и о самом факте принятия Республики. Грузия в Организацию Объединенных Наций. ООН сама проявила неуважение к нормам международного права, приняв в мировое сообщество государство, руководители которого пришли к власти путем вооруженного переворота. Сам по себе напрашивается вывод о стремлении принятия в ООН не Грузии, а Эдуарда Шеварднадзе.
Следует отметить, что признание границ бывших союзных республик на сегодняшний день происходит без всякого учета требований международного права, прав и интересов народов, населяющих соответствующие территории, без их добровольного волеизъявления и даже вопреки их интересам, в насильственномпорядке.
Тем более что ко времени принятия республик бывшего СССР в ООН, многие нации (в том числе и абхазы), входившие в состав этих союзных республик, приняли соответствующие Декларации о своем государственном суверенитете, а по Закону СССР «О субъектах федерации» автономные республики признавались субъектами федерации СССР наравне с союзными республиками, таким образом, прием бывших союзных республик в ООН происходил и происходит не только без учета, но и с явными нарушениями Декларации о национальной и государственной независимости и суверенитета многих народов, в частности абхазского народа, государственность которою насчитывает более тысячи лет.
После распада СССР впервые за многие годы появилась возможность на основе норм международного права осуществить национально-государственное самоопределение всех народов бывшего Союза ССР.
Многие народы, приняв соответствующие Декларации и решения о своем суверенитете и независимости, выбрали этот цивилизованный путь самостоятельной государственности, соответствующий требованиям международного права. Этот путь избрали себе Абхазия и ее народ.
Однако Грузия еще раз продемонстрировала всему миру свои имперские притязания, неуважение к основополагающим принципам Устава ООН, других международных актов о правах народов, признающих за каждой нацией, большой или малой, право на самоопределение, право свободно устанавливать свой политический статус и свободно обеспечивать свое экономическое, социальное икультурное развитие.
Свобода и Независимость для своего народа, и грубый диктат, откровенный шовинизм в отношении другого, малочисленного и поэтому беззащитного – вот две морали, которые лежат в основе всей политики Грузии по отношению к Абхазии.
Абхазский народ не могут не беспокоить заявления Шеварднадзе, сделанные по грузинскому радио 7 и 8 декабря 1992г.. в которых лидер Грузии открыто призывает к возможному уничтожению всего абхазского народа. Бывший вождь грузинских коммунистов подчеркнул:
«Все должны понять, что это грузинская земля и здесь будут те порядки, которые установит грузинское государство… Судьба Грузии, ее путь к свободе и   независимости решается сегодня в Абхазии. Поэтому я призвал всех грузинских граждан внести свой посильный вклад в борьбу за свободу и независимость Грузии. Я повторяю, это решение принято мною в борьбе с самим собой, против моей веры, против моих взглядов. Это неправильно, но другого пути нет… Эта война не должна быть длительной, мир верит нам, и раз мир поверил нам, мы не должны обмануть его. Мы сторонники мира и как можно быстрее должны закончить эту войну. К 2000 году Грузия будет самой счастливой страной в мире».
г. Гудаута 26 декабря 1992 года 
Председатель Верховного Совета
Республики Абхазия В. Ардзинба

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks