«Для чего меня тут оставили?..»

2497

Питерская клиентка, прилетев сегодня в Москву, написала:»Инна, у меня истерика, это мой обычный режим перемещения дома, взрыв был на моей станции…» Я её слушаю, и у меня мурашки бегут по коже. С её согласия, я могу рассказать, что у неё — тяжёлый бракоразводный процесс, и в Москве она оказалась, назначив мне личную встречу, её, и как и всех вокруг просто трясёт…Ибо полиция, которая винтит вдесятером школьников на митинге и рвет рты двенадцатилетним, которые смеют его открывать, ни черта не может ни за какие миллиарды распиленных долларов дать налогоплательщикам ответ на вопрос:»Вы чем там все,блть, заняты ?»

Это какой-то ад… Меня память бекапит на 27 декабря 2007 года…Мы с однокурсницами должны ехать на встречу, на Манежку.
Сначала опоздало такси, я на ультразвуке пытаюсь понять, какого черта происходит, мне диспетчер металлическим голосом говорит, что водитель перепутал адрес, и извольте ждать ещё минут сорок, я в ярости швыряю трубку и заказываю другую машину, собираю сумку и почему-то беру красный лак, рассеянно беру за незакрытую крышку, проливаю всё это на сумку, матерюсь, вытряхиваю всё из сумки, понимаю, что умудрилась ещё и себя угваздать, пулей переодеваюсь, выбегаю, ломаю каблук, снова — домой и переобувание.
Еду и про себя матерюсь, ибо опаздывать не хочется и кричу в трубку девчонкам:
— Народ, эй, а давайте у памятника, ну не в толкучке же торговоцентровой душной, где- толпы снующих людей, там не продохнуть совсем.
Все делают паузу, и нехотя, понимая, что спорить со мной это дороже себе, говорят:
— Ладно, Сергевна, идём к памятнику, ты сама где есть, черепаха Катька?
— Тут я… — Вылетая из такси кричу, смеясь…и вдруг слышу взрыв. Секунда…шок, суета, все бегут куда-то, крики, ты стоишь, будто тебя ударили наотмашь, руки трясутся, ты звонишь подругам, они не отвечают, ещё раз, ещё раз, руки — ватные, и тело ходит ходуном, и вот они…

И ты понимаешь, что мироздание за шиворот тебя оттаскивало, и не пускало тебя в такси, и обливало тебя лаком, и держало за узкие запястья, уговаривая:»Инна, не надо…» Мы стоим в каком-то трансе, уже всё оцеплено полицией, внутри нас — какой-то винегрет из липкого ужаса, радости, что живы, шока, растерянности, не понимания, что делать, кому помочь…Будто кто-то закрыл тебя крыльями не пустил.

Вспомнила слова Ольги. Olga Volga:» А я работала в башнях близнецах, на 32 этаже. Трёхлетняя дочь закатила такую истерику, что пришлось остаться дома. У нас погибло 5 человек в офисе. До сих пор помню её сумасшедшие глаза и слезы.. нет кричала она, не уходи.. и я осталась…жить.»

С тех пор все линии на руке поменялись, и я всё время думаю про смену траекторий: кто-то опаздывает на встречу и не попадает в эпицентр взрыва, кто-то «случайно» заболевает в последний момент и не проходит регистрацию на проклятый рейс, кто-то в последний момент внезапно передумывает садиться в поезд, который через шесть часов будет лететь под откос. С того периода все время перманентно в голове всплывает вопрос:»Для чего меня тут оставили?»