Дерипаска и ЦРУ

Сентябрь 2, 2018 5:32 пп

Василий Гатов

Если история с вербовкой Дерипаски изложена NYTimes близко к реальности (что возможно, но, зная некоторое специфическое искривление этой редакции в отношении любой информации, связанной с Трампом и Россией — не обязательно, там может быть изрядная доля wishful thinking), то ФБР вообще ничего не понимает про своего противника в части контрразведки, современный российский режим. Точнее, не столько «не понимает» в значении — не обладает информацией, или неверно интерпретирует эту информацию, сколько неверно чувствует, с чем именно имеет дело.

Видимо, это классический случай профессиональной деформации (применительно к упомянутому агенту ФБР по борьбе с коррупцией Брюсу Ору), усиленный еще большей деформацией у Кристофера Стила (который, если верить NYTimes, был посредником).

Хотя российский режим имеет сходство с мафиозным кланом, он, конечно же, не является копией этого криминального сообщества — а именно из этого исходили американцы, предлагая сотрудничество Дерипаске.

Фундаментальная разница между мафиозным кланом и путинским государством состоит в том, что это прежде всего, увы, именно государство.

Каким бы коррумпированным не был «член организации Путина», он не только предан лично Дону Владимиру, но обязан (формально и неформально, причем это постоянно контролируется именно что государственными инструментами) находиться в состоянии патриотического климакса.

Это не значит, что взятый отдельно олигарх будет поклоняться портрету Путина, российскому триколору и телевизору с Киселёвым на экране, вовсе нет — этот климакторический патриотизм вполне допускает и внутреннюю критику, и разочарование в текущей политике, и даже амбивалентные действия (которые при случае могут быть истолкованы как нехорошие) по отношению к «абсолютной лояльности».

Условно говоря, это не поводок, с которого все готовы сорваться, буде соблазняющий на побег предлагает что-то лакомное.

Чем ближе человек к «узкому» кругу — а Дерипаска, безусловно, принадлежит к тем, кто к этому кругу близок — тем, парадоксальным образом, меньше у него претензий к внутри-российской ситуации (в том числе, к «поводку») и тем больше — к внешней, прежде всего, американской реакции на политику Путина в последние 5 лет.

При всех проблемах, которые создавали Дерипаске визовые ограничения США, российское правительство куда как внимательнее относилось (и относится) к нему — и как к гражданину, и как к предполагаемому «члену организации», и как к «другу» (не лично Путина, но тех, кто с ним дружит или близко работает), чем давившее на него правительство США.

В этой психологической модели полагать, что предложение сотрудничества, основанное на обещании «помочь с визой», «снять давление» и т.д. — в обмен на показания по самому чувствительному вопросу в разведывательной истории — это не «шанс», это провал, причём без кавычек.

(некоторые интересные детали — здесь)

(и здесь)

(здесь тоже)

Загрузка...