b87dba29f97a7785f983d9d62b522e40
Виктория Свердлова

Русское лето.

Поехали на Оку, искупаться. Было там раньше одно славное местечко за кукурузным полем. Теперь поля нет, зато на заросшем берегу — источник. К нему ведет жуткая ухабистая эээ дорога, даже внедорожник кряхтит, переваливаясь через глинистые холмы и пропасти. «Освящён в 2009 году», гласит табличка. Территория ухожена, цветы, кусты, газон. Набирают ковшиком воду в канистры несколько сограждан — крепкие мужчины с бугристыми лицами.

Один в майке СОЧИ, другой в красной футболке с гербом на всё огромное пузо и надписью «сделан в СССР». Сочинец помогает набрать мой скромный литр без очереди, для чего опускает бутылку прямо в воду. СССРовец орёт: «Ты чё?! Тут так нельзябля! тут смотри чё!» — тычет пальцем в распятие на сдвинутой крышке колодца. «Тут вот чё! А ты яйца свои в воду суёшь!» Не понимая, при чём тут яйца, бодро спрашиваю: «А скажите — где тут искупаться можно? Вон как берег зарос».

СССРовец с готовностью подхватывает: «А вот примерно километр по полю, и там — шикарный пляж! Не за что!».

Иду к машине, напевая Шнура: «Спорить нет с тобою мочи, мы короче хочем в Сочи! мы короче очень-очень хочем в Сочи!» По тем же ухабам добираемся до пляжа.
Живописный берег Оки. Красный песок, водовороты, островки, рыба плещется, на мелководье барахтаются довольные дети. Народу немного, но есть: суббота, август, жара. Рядом с нами — компания: тощий парень и две женщины, у одной прямо на круглой груди тату — насколько можно разглядеть, какая-то нелепая фея в цветах, впечатление, будто мастер увлёкся и решил максимально засинить весь овал изображения частыми резкими штрихами. Но хозяйке, видимо, нравится, купальник максимально оголяет и картинку и грудь. Вторая женщина, мать детей, почти всё время спит на берегу около бутылки с пивом.

С ними двое маленьких мальчиков, младший постоянно плачет, тот, что постарше, — играет с татуированной брюнеткой и тощим парнем.

Брюнетка при этом постоянно орёт «Нукабля, Дениска, врежь своему папаше по жопе, ойбля козёоол, на вот получай», при этом хрипло хохочет и резко вскидывает объёмную ногу, обрызгивая тощего прохладной окской водой.
На берегу компания: несколько женщин в купальниках со старательно заправленными в попу плавками (сама видела, как они друг другу подворачивали и подкручивали), пара мужиков — один худой в жёлтой панамке, другой пузатый в очень маленьких трусиках — буквально треугольничек сзади.

Машину подогнали почти к самой воде, рядом накрыт походный стол, загорелая дочерна женщина пританцовывает с пластмассовым бокалом в руке, старательно дёргая бёдрами. Музыка гремит во всю мощь. «Снова стою однааа,сновакурюмамасновааа» — загорелая входит в раж, размахивает руками, потом притягивает к себе мужика в панамке и начинает страстную ламбаду. Музыка становится громче, сновакурю сменяется шансоньеттткой, шансоньетттка — ахкакойженщиной, к горлу подступает тошнота.
Мои дети рады воде, они плавают, ныряют и ничего не слышат, слава Богу.
Я быстро собираю вещи, и, не оглядываюсь, бегу к машине, предварительно выкрикнув детям «уезжаааем домоооооой!!!»
Дети ноют и бегут за мной.
На нашей террасе тишина, прохлада и рай. Пью кипрейный чай, вдыхаю аромат леса, успокаиваюсь. Купим надувной бассейн».

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks