i (2)

Аддис Гаджиев:

Крики чаек, доносящиеся с пролива, возвещают о наступлении нового дня.

Огромные, похожие на неуклюжих гиппопотамов, двухэтажные туристические автобусы, чудно пыхтя, будто переводя дыхание, один за другим аккуратно протискиваются по узким улочкам старого города, пронося мимо камней помнящих еще императора Константина, свою разноцветную и многоязыкую туристическую начинку.

День начинается.

Нарастающий людской гомон смешивается с запахом жареных каштанов и печённой на углях кукурузы, пьянящими нектарами духов, масел и одеколонов, мелькающими там и тут вспышками фотоаппаратов, пением муэдзинов на минаретах, с ароматом турецкого кофе и терпких пряностей, создавая непередаваемый эффект присутствия.

Владельцы сувенирных лавок наперебой зазывают к себе, продавцы ковров норовят поймать за руку проходящих мимо, разносчики шербета, с большими заплечными емкостями, наперебой предлагают опробовать их живительные напитки, уличные лотерейщики обещают неслыханный выигрыш….

Шумит многоголосая площадь, зажатая со всех сторон грандиозными мечетями, великолепными усыпальницами, христианскими храмами и сооружениями дохристианской языческой эпохи.

На всех языках лопочут торговцы, выучив лишь по несколько фраз из каждого.

День в разгаре.

Многочисленные кафе и таверны приветливо распахнули свои двери, суля неповторимую экзотику блюд изголодавшимся гостям.

Ароматы восточной кухни гармонично вплетаются в уже существующий букет запахов.

Город затихает ненадолго в полуденной дреме сиесты, для того чтобы с новой силой выплеснуться на ночные улицы и переулки.

День клонится к концу. Вечер зажигает гроздья гирлянд, и роскошные витрины манят к себе.

Струи кальянного дыма обволакивают толпу, стремясь одурманить и закружить голову в танцевальных ритмах ориентальной сказки.

Полуобнаженные танцовщицы норовят прикоснуться и передать частицу востока.

Уличные музыканты магнитом тянут к себе прохожих.

В глубокой медитации крутят дервиши полы своих одеяний.

Наступает ночь, но кажется, что город не спит никогда. Лишь меняет людей как патроны в обойме.

Шум и смех по-прежнему отовсюду слышатся на этом круглосуточном празднике жизни.

Но вот уже мелеет людской поток, расходятся по многочисленным гостиницам постояльцы, гаснут огни мелких лавок, с грохотом закрываясь от мира резными ставнями.

Шелестят уборщики метлами по булыжной мостовой, смывают артезианской водой из змей-шлангов остатки мусора с площадей.

Город засыпает до нового дня.

12.05.2012/Москва/Аддис Гаджиев

28.10.2015/под редакцией Илоны Исмаиловой

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks