День рождения “Лебединого»

1007

Интриги, батюшка, интриги! 
(из истории Отечественной культуры)

Не забыть нам событий августа 1991 года, когда во время путча советские телеканалы три дня подряд передавали балет «Лебединое озеро».

День рождения “Лебединого”.

4-го марта 1877 года (20 февраля по ст. стилю) состоялась премьера балета на сцене Императорского Большого Театра в Москве.

В сентябре 1875 г. Чайковский писал композитору Римскому-Корсакову «По приглашению Московской дирекции пишу музыку к балету „Озеро лебедей“. Я взялся за этот труд отчасти ради денег, в которых нуждаюсь, отчасти потому, что мне давно хотелось попробовать себя в этом роде музыки»

Ставил балет Венцель Рейзингер — чешский балетмейстер, приглашенный в Московскую труппу. Дирекция с самого начала отнеслась к балету как к очередной театральной постановке, которых было немало, и которые часто без долгих репетиций сменяли друг друга.

На главную роль была назначена прима Большого Театра Анна Иосифовна Собещанская.

Однако, перед самой премьерой она разругалась с Чайковским, не написавшим для ее выхода отдельного сольного танца. Собещанская помчалась в Петербург и попросила поставить для нее такой танец петербургского балетмейстера М. Петипа.

Тот исполнил ее просьбу, но использовал музыку не Чайковского, а Л. Минкуса, с чем уже категорически не согласился автор балета П. Чайковский).

В ответ, Собещанская напрочь отказалась участвовать в балете. Вместо нее на главную роль срочно была введена Полина Карпакова. Какую то роль, видимо, сыграли деньги – премьеру объявили как бенефис Карпаковой (то есть доход от премьеры поступал к ней).

Чувствуя свою важность, Карпакова также обратилась к Чайковскому с просьбой сочинить для нее сольный танец, и тот написал вставной номер для 3-го действия — «Русский танец», который Карпакова и стала исполнять во всех своих спектаклях.

Иными словами, Чайковский сделал для Карпаковой то, чего хотела от него и Собещанская.

Полина Карпакова танцевала партию Одетты-Одиллии первые три представления, пока Чайковский, в срочном порядке, не написал собственной музыки для Собщанской к ее танцу в постановке Петипа, на чем ссора Чайковского и Собещанской закончилась, и та, наконец, вышла сама в главной партии «Лебединого озера».

Но все эти эмоции и нервы оказались впустую — постановка успеха не имела, в чем критики тут же обвинили всех: и балетмейстера, и исполнителей, включая спасавшую положение Полину Карпакову.

Модест Ильич Чайковский позже писал (М.Чайковский. «Жизнь П. И. Чайковского»): «Петр Ильич отнесся к этому событию совсем не с тем нервным напряжением и волнениями, какие испытывал при постановках опер, и поэтому не особенно близко к сердцу принял далеко не блестящий успех произведения. Небогатая обстановка, в смысле декораций и костюмов, отсутствие выдающихся исполнителей, бедность воображения балетмейстера и, наконец, оркестр, хотя по составу недурной, но имевший во главе г. Рябова, который никогда до этого не имел дела с такой сложной партитурой, все это вместе позволяло композитору основательно сваливать вину неудачи на других».

Русский музыкальный и литературный критик Герман Августович Ларош писал, что «по танцам „Лебединое озеро“ едва ли не самый казённый, скучный и бедный балет, что даётся в России»

Сам Петр Ильич Чайковский тоже был невысокого мнения о своем опусе: «Чистая дрянь, вспоминать о ней без чувства стыда не могу».

Балет существовал какое-то время в репертуаре труппы, главную партию исполняли поочередно и Собещанская, и Карпакова, причем каждая со своим специальным вставным сольным танцем, чему оркестр должен был соответствовать и не путать.

А вскоре Карпаковой пришлось одной продолжать исполнять эту роль, поскольку Собещанская была уволена на пенсию.

Фото Seva Novgorodsev.
Фото Seva Novgorodsev.