«Дело закрыто, подпольные коллекционеры кусают локти…»

Январь 28, 2019 11:51 дп

Алексей Федоров

Если бы я писал детектив про похищенного Куинджи, то схема была бы такой: делаем вид, что прём картину прямо под камерами, но даже не выносим её из Третьяковки.

Через пару часов замечаем, что никто ни хрена не заметил (а нам надо).

Прем шубу. Бросаем в мусорный контейнер. Шуба — не Куинджи, шухер сразу до небес.

Менты, наконец смотрят в камеры и весь мир узнает, что Куинджи сперли.

Подпольный коллекционер пускает слюни (и не один). Всем пускающим слюни впариваем по копии и валим с баблом подальше, повесив «похищенного» Куинджи над писсуаром в сортире Третьяковки, где его и обнаруживает следователь.

Дело закрыто, подпольные коллекционеры кусают локти, но по понятным причинам молчат, мы — при бабле, Третьяковка — при Куинджи, лохи плачут… занавес.

Титры прерываются и показывают бомжиху в шубе, выуживающую из мусорного бака фальшивого Куинджи и несущую его к себе в подвал на стену.

Loading...