Вот тов Красовский остался недоволен красотой собравшихся  у Соловецкого камня. Собрались, блд, какие-то старперы не гламурные, ептить.
— Пральна говорит (сказал Васечка). — Если бы, к примеру сказать, жертв поминали качки и всякие такие модели с ботоксом, было бы куда интереснее. Например, Тимати с телками на подтанцовках. Можно было исчо других певцов ртом позвать, и вапще фейерверк и водку, гулять так гулять.
— А сам он хорош собою? (спросила мама)
— Был бы хорош, не говорил бы про это (сказал Васечка). — Обычно так себе дядьки все время нудят, что они эти..как их?
— Эстеты?
— Ну да. Вон Петрович говорил что с Наоми, этой моделью черной, ни за что бы. Как будто она ему предлагалась.
— Что-то я запуталась (сказала мама). Какой-то Красовский сказал, что поминать нужно с моделями?
— Ну, так получается (сказал Васечка). — Куда без них? Пришли бы, дефиле бы сделали — в ватниках, как будто они типа на лесоповале. Щас же такое модно. Можно было исчо младенцев в арестантскую робу обрядить. И выбрать детенышей покрасивше — шоб этот Красовский радовался. Я бы вообще на похороны, к примеру сказать, пускал бы бы по дресс-коду. А то, понимашь, ходят тут всякие — Москву позорят. Понаехали.