…И раз пошла такая армейская пьянка,еще один маленький мемориез. Я родине служил хорошо, за что был с рядовых жалован сначала в младшие сержанты, потом в сержанты, а затем уже в старшие сержанты. А помимо этого, после первого года службы имел практически все нагрудные знаки — отличник погранвойск первой и второй степени, значок ВСК (военно спортивный комплекс), отличник боевой и политической подготовки и что-то ещё и ещё, всякое малопонятное, типа «Молодой гвардеец пятилетки???». Короче, вся грудь в орденах. И очередное поощрение — отпуск на родину10 суток, не считая дороги.

По приезду на эту родину,военнослужащему необходимо было явиться в гарнизонную комендатуру и встать на временный воинский учет. Соответственно, явиться в форме. А в комендатурах, как и в военных патрулях, обычно служили, ну как помягче сказать, штабные пидоры, которые не то что пороху не нюхали, а имели очень ревнивое и завистливое отношение ко всем родам войск,тем более строевым и очень военным.

А на ту пору в отпуске у нас гостил двоюродный дед Никит Михалыча, начальник штаба западной группы войск и целый генерал-полковник, прошедший недавно и афган, и всякое другое. Седой, в сереньком кителе с тремя небольшими, золотом шитыми звёздочками в ряд на погонах. Штанишки с лампасиком, планки орденские во множестве. И лицом — добрым и участливым.

Ну и пошли мы с ним по городу прогуляться. До комендатуры, ему же тоже на учет становиться. Дошли до комендатуры, он меня первым запустил,а сам покурить остался на улице. Захожу.

В дежурке майор в повязке, ефрейтор и сержант.

Протянул военный билет в окошко, ефрейтор на меня глянул и аж ладошкой глазки закрыл.

— «Чо там,иконостас?» —  прозвучал вопрос из глубины дежурки.

Ефрейтор опечаленно покачал головой. Мне предложили войти и объяснить происхождение на груди множества знаков отличия, тут же снять их и получить взыскание за неправомерное ношение.

За отказ предложено было отсидеть отпуск на гарнизонной гауптвахте, а потом вернуться в часть для дальнейшего прохождения службы.

То что практически все знаки были занесены в военный билет в соответствующий раздел, где кроме всего прочего значилась почетная грамота председателя КГБ СССР Ю.В. Андропова с благодарностью за службу, никого не волновало.

— «Да ты и сам их туда занес перед отпуском, видали мы таких!»

Я чота подзамялся, неприятно все это крайне, но и на губу не охота. А тут и генерал-полковник заходит в присутствие.

Тихо так зашёл и слушает, о чем базар в помещении.

«А что ж вы тут курите-то, в дежурном помещении, топор же можно повесить? Разве нет отведенного для курения места? А чего это у вас военнослужащие не по форме одеты, почему вид растрёпанный? Вы, товарищ майор, недавно на дежурство заступили и не бриты… Когда в парикмахерской последний раз были? Шея,виски отросли, косы можно завивать.

 

…Гоголевская мизансцена.

— Вы штампик-то сержанту поставьте, и пусть себе идёт. Неверной рукой майор что-то проштамповал, и меня выпроводили за дверь.

Тут началось шоу с вызовом коменданта, осмотром территории, телефонного разговора с каким-то командующим и перечислением всех безобразий в комендатуре, естественно, ничего личного, всё по службе и всё по уставу.

Отъебал старик комендатуру по самые гланды, голоса не повысив ни разу. И пошли мы с ним домой, чай пить и про службу разговаривать. Спасибо тебе,Владимир Григорьевич, спас от бесчестья! Долгих лет жизни! Таких, как ты, уже не делают…

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks