“Даже если у нас нет мешочка с брильянтами…”

11 октября, 2021 6:38 пп

Яков Миркин

Яков Миркин:

«Тот самый» князь Феликс Юсупов, бежав из России, остался, как он считал, без средств к существованию. Но на его счастье в Лондоне случился честный ювелир Шоме, который «принес мешочек с брильянтами, оставшийся у него с того времени, когда переделывал он… старинные ожерелья. Meшочек был приятным сюрпризом: об этих брильянтах забыли мы начисто».
Однако, князь привык жить на широкую ногу и всегда держать в доме множество гостей, так что однажды он «открыл ящик письменного стола, где хранил деньги и ценности, и увидел, что мешочек с брильянтами Шоме исчез». Слуги для него были вне подозрений, а директор Скотленд-Ярда, запросив список гостей, ничего не получил, так как Юсупов «не всех их знал».
«Разумеется, – писал он в своих мемуарах, – я сам был виноват, потому что взял себе за привычку и за принцип никогда ничего не запирать на ключ. Я считал, запереть – значит оскорбить слуг наших».
Правда, князь увидел сон, и в этом сне один его знакомый подходил к столу, брал из него брильянты и тихо уползал из комнаты, прикрывая за собою дверь. «Под впечатлением сна я позвонил по телефону «другу» и попросил зайти немедля. Не успел я положить трубку, как уже пожалел, что поддался чепухе. Обвинять человека на основании сна! И что я ему скажу? Хотел перезвонить, извиниться, отменить вызов. Но тут меня осенило – повторить с ним сцену, увиденную во сне.
Я сел у бюро и стал ждать. Минуты казались вечностью. Наконец «друг» явился. Вошел как ни в чем не бывало и, казалось, ничуть не удивлен был столь раннему приглашенью. Я указал ему на стул, глянул на него в упор и выдвинул ящик, в котором некогда лежали брильянты. Тотчас поняв, что я все знаю, он бросился на колени, стал целовать мне руки, молил о прощении. Признался он, что продал брильянты какому-то заезжему торговцу-индусу. Ни адреса, ни имени его «друг» не знал. Чтобы преодолеть отвращение к нему, я подумал о его жене и детях. Ничего не попишешь. Пришлось забыть дело.
«Друг» этот более мне не встречался, но, пока жив он был, всякий год присылал мне на Рождество поздравительную открытку».
Называется вся эта история – операционный риск в семейных финансах, и, как ни странно, мы все ему подвержены, даже если у нас нет мешочка с брильянтами, нет своего ювелира, и никто не присылает нам открытку на Рождество, закатав наши брильянты проезжему индусу. Впрочем, способов укоротить наше имущество операционным риском и так предостаточно, и большинство из них всем хорошо известны
Из моей книги “Правила бессмысленного финансового поведения”