Грузинская модель

Сейчас, когда «чё там у хохлов» уже как бы неактуально, самое время спокойно присмотреться к некогда братской республике. Я вот, кстати, слежу с интересом – в частности, за проходящей последние полгода «милицейской реформой». Следить довольно легко – в нашей так называемой «либеральной» прессе много описаний, причем, как правило, вполне восторженных.

Особенно интересно, что реформу полиции (или милиции? А, неважно) на Украине проводят грузины из «команды Саакашвили», то есть проводят «по накатанной». Они уже провели нечто подобное у себя в Грузии, и вот теперь повторяют «наработки» на новом месте – и тоже под громкие крики одобрения со стороны как российских наблюдателей, так и, насколько можно судить, местного населения.

Принцип там такой: прежнюю, коррумпированную и неэффективную полицию надо по возможности полностью разогнать – и вместо прежних заведомых взяточников, лодырей и садистов понабрать абсолютно новых, специально отобранных и обученных стражей порядка из числа горящих энтузиазмом «гражданских» юношей и девушек. Вот типичная цитата – в Одессе российский корреспондент расспрашивает «нового полицейского», как он попал в полицию.

«Обращаюсь к белобрысому младшему по званию: «Тяжело было попасть в полицию? Кем вы раньше были?» «Не поверите, — улыбается он, — патрульным милиционером. Все экзамены прошел, четыре этапа. Ладно физическая подготовка, тесты, но у нас ведь еще IQ проверяли! 58 вопросов обо всем — литература, история, искусство! Нас немного пока на улицах, но скоро 350 новых патрульных заступит, и мы закроем весь город!» (отсюда)
Вот так – в полицию по IQ. Дело Михаила Саакашвили живет и побеждает. Читая такое, многие в России завистливо вздыхают: «Эх… вот бы и у нас так! Да мы б тогда с такой полицией горя не знали!»

Честно говоря, именно последнее утверждение вызывает у меня наибольшие сомнения. А если уж совсем начистоту – я считаю весь этот «грузинский подход» к реформированию правоохранительных органов пустой тратой времени. В Грузии уже столкнулись с шоком – когда выяснили, что прекрасно обученные, некоррумпированные, с высоким IQ полицейские преспокойно пытают заключенных в тюрьмах и скрывают улики. И на Украине, даже если реформа пройдет «с успехом», можно ожидать «тот же славный путь».

Почему? Потому что неверна сама концепция: глупо надеяться, что исправить неработоспособные общественные институты можно, просто заменяя в них «плохих» людей на «хороших». На самом деле все произойдет наоборот – хорошие станут плохими, так как этого от них потребуют «правила игры».

Приведу пример из своей любимой темы – динамики в группах принудительного членства. В 80е годы начальство советской пенитенциарной системы, вдруг проникнувшись гуманистическими идеями, обратило внимание на застарелую проблему советских «зон» — то, что почти в каждой из них среди заключенных имеется категория лиц, называемых «опущенными»: это абсолютно бесправные узники, которые подвергаются практически непрерывным издевательствам (в том числе и связанным с сексуальным насилием) со стороны своих «товарищей», а тюремщики то ли неспособны, то ли не хотят встать на их защиту. И переводить «опущенных» из колонию в колонию оказалось бесполезно: каким-то неведомым образом о принадлежности заключенного к «низшей касте» и там становилось известно – и все издевательства повторялись уже на новом месте.

Это было решено исправить. В порядке эксперимента руководство системой исправительных учреждений решило создать специальную отдельную колонию – только для «опущенных». С разных тюрем и «зон» в нее свезли этот «контингент». Предполагалось, что, оказавшись в компании только себе подобных, «опущенные» наконец обретут утраченное человеческое достоинство и заживут иной, более достойной жизнью.

Однако, к немалому удивлению авторов эксперимента, когда они через несколько месяцев навестили колонию, они обнаружили, что в составе заключенных произошли изменения, характерные для всех прочих колоний СССР: в ней возникли свои «паханы», свои «мужики», свои «блатные»… и свои «опущенные» (последних, вероятно, надо было бы назвать «опущенными в квадрате»). То есть ничего нового не случилось – никакой «новой общности» из «спасенных» заключенных-парий не возникло. Эксперимент был признан неудачным.

Кто-то спросит – ну и при чем здесь украинские (грузинские) милиционеры? У примеров есть главное – структурное – сходство. Даже абсолютно новые, даже враждебные (!) старой системе люди, помещенные в старую структуру, порождающую старую систему отношений – рано или поздно начинают играть по правилам старой системы.

Старый украинский (грузинский) милиционер пытал людей и брал взятки не потому, что он «по природе плохой человек», а потому что он прежде всего МОГ это делать. Тут как в известном законе Паркинсона: если прибор может работать неправильно, он будет работать неправильно, и ничего с этим не поделаешь. Структура сильнее человека. Если хочешь что-то изменить к лучшему, менять надо структуру, а не людей.

Предвижу вопрос – а нам, типа, какое дело до Украины? Пусть делают что хотят, они ведь там все бандеровцы и продались американцам, тьфу на них! Отвечу: нам есть до них дело хотя бы потому, что и нам с нашей опущенной милицией надо (и придется) что-то делать. И розовощекие гуманисты, которые сейчас пишут восторженные отзывы об «успехе грузинской модели», на новом витке – когда нынешние унтеры-пришибеевы окончательно вылетят в трубу – непременно окажутся у власти. Как раз тогда, когда все это шапито бродячих грузин выгонят на этот раз уже из Украины.

Так вот не дай бог нам тогда их приютить у себя в качестве «новых гуру». Не надо повторять старых ошибок.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks