ЧЁРТОВА ДЮЖИНА БОЛЬШИХ СОБРАНИЙ ХОДОКОВ

1207

Сергей Митрофанов поделился

15 ДЕКАБРЯ 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО:

 

Мероприятие, которое состоялось в столичном Центре международной торговли 14.12.2017, принято называть 13-й большой пресс-конференцией президента Путина.

В действительности это была, конечно, никакая не пресс-конференция. То, что происходило в ЦМТ, как и все предыдущие 12 мероприятий из этого ряда, вообще не имеет аналогов в мировой практике и в истории нашей страны. Ни в одной стране мира не могло произойти ничего подобного. В зале было 1640 человек, аккредитованных в качестве «журналистов», из которых к данной профессии имеют отношение считанные единицы. Еще было неустановленное количество сотрудников ФСО и пресс-службы президента.

Мероприятие продолжалось 3 часа 40 минут, и его трансляцию можно демонстрировать в качестве документального фильма под названием «Российские СМИ эпохи позднего путинизма».

Подавляющее большинство собравшихся в зале были не журналистами, а ходоками. Их целью было протолкнуть в уши Путина вопрос про строительство моста через реку, про закупки зерна, про защиту конкретного лесного участка от вырубки.

Особенностью этого, 13-го по счету большого собрания ходоков, стало то, что они перестали стесняться, вконец обнаглели, а потому орали, не давали Путину до конца ответить на вопрос, боясь, что им не дадут задать вопрос и дома их будут ругать за невыполненное поручение. Чтобы их заметили, ходоки использовали плакаты, но это не всегда помогало.

Никто так и не узнал, чего хотел от Путина плакат «Водоросли». С обречённым видом торчали плакаты «Наука» и «Телеканал “Культура”», которым путинский попугай Песков так и не дал задать вопрос. Не смог пробиться к Путину автор таблички «Куда без татар?».

На этом фоне директор Мурманского рыбкомбината Михаил Зуб, который признался, что он обманом проник на мероприятие под видом журналиста для того, чтобы рассказать президенту о проблемах в рыбной отрасли, совершенно не выглядел самозванцем. Он был таким же ходоком, как и все остальные. И, кстати, весь этот цирк с «обманным проникновением» и последующим «признанием» был вполне очевидно согласован с организаторами мероприятия, поскольку Путин явно был готов к этому разговору и поддержал мнимого «самозванца», еще раз подтвердив, что все вопросы в этой стране решает он лично.

Есть он, создатель страны, ее отец, мать и защитник. И есть обожающий его народ. Все остальное, включая СМИ, депутатов, судей и министров, — лишь посредники, ходоки и ходатаи, а иногда и вредные барьеры между верховным правителем и популяцией. Поэтому, когда Путин принялся рассказывать, что «миф о ручном управлении России сильно преувеличен», он не просто лицемерил, но и делал это вполне открыто, как бы подмигивая аудитории. Мол, мы с вами, конечно, знаем, что президент как человек-паук летает по стране и подвинчивает каждую гайку, но мы же не будем говорить об этом вслух, не так ли?

Перечислять путинское враньё бессмысленно, поскольку этот человек лжёт практически в каждой фразе. Некоторые СМИ фиксируют отдельные факты путинской лжи, например, его заявление, что информатор МОК Григорий Родченков «был под судом» и поэтому его назначение — это ошибка. На самом деле Родченков под судом не был, дело против него было возбуждено после его отъезда в США.

Обращают внимание на то, что Путин почти в полтора раза преуменьшил дефицит российского бюджета, а военный бюджет США, наоборот, преувеличил на 10%, что Путин наврал про то, что США спровоцировали КНДР на выход из программы по ядерному оружию.

Ложь содержалась чуть ли не в каждом ответе президента. Отвечая на вопрос корреспондента украинского агентства «Униан» Романа Цимбалюка о перспективах российской оккупации Донбасса, Путин наврал минимум трижды, сообщив, что там нет российских военных (вранье многократно опровергнутое), что там есть силы местной «милиции», без которых националисты устроят резню наподобие трагедии в Сребренице (вранье, поскольку никакой «резни» не было ни в Славянске, ни в Мариуполе). После чего наврал, что украинцы и русские — один народ, а в качестве доказательства привёл то, что Роман Цимбалюк говорит по-русски без акцента.

Отвечая на вопрос Ксении Собчак, почему власть так боится оппозиции, что не пускает Навального на выборы, а остальным не даёт возможности вести избирательную кампанию, Путин врал долго и крайне бестолково.

Во-первых, он наврал, что у оппозиции нет программы, хотя программа есть и у Навального и у Явлинского, а вот у Путина её как раз нет. По крайней мере, её никто не видел, хотя Путин заявил, что она у него есть.

После чего Путин некоторое время пугал народ всякими ужасами, рассказывая, что если оппозиция придёт к власти, то Россия покроется майданами, а по улицам российских городов будут бегать ужасные саакашвили.

Когда Роман Цимбалюк и Ксения Собчак задавали свои вопросы, ходоки в зале орали и мешали им говорить.

Когда свой вопрос стала задавать журналист «Эха Москвы» Татьяна Фельгенгауэр, даже в иссохших душах ходоков, видимо, проснулись остатки человеческого и они молчали, а после окончания вопроса раздались аплодисменты, которые, по моим ощущениям, не уступали по интенсивности звука овациям после путинских сальных шуточек. Это был, пожалуй, единственный случай, когда наблюдать за этим действом было не противно.

Фельгенгауэр задала важный вопрос о том, почему в России действуют две разные правовые системы. Одна, в рамках которой безвинно сидят Олег Навальный, Сенцов и многие другие, и вторая, в рамках которой нельзя допросить Геремеева, а Сечину можно плевать на суд и выкидывать повестки пачками.

Путин ответил чисто по-путински. Сказал, что никаких двух систем нет, а также пригрозил, что он будет и дальше укреплять судебную правовую систему, что в переводе на русский язык означает: посадки — будут!

На следующее утро после того, как прошло 13-е по счету большое собрание ходоков, быстренько собрался Совет Федерации и объявил о том, что 18.03.2017 в РФ состоятся выборы президента. В принципе могли бы в решение вписать и фамилию «Путин», было бы хотя бы честно…