Чтобы экономику перевести в режим «форсажа»…

962

 

Если государство уверяет нас, что не умеет и не может добиться больших скоростей, то ничего не остается делать, как кричать в ухо государству, что это все-таки возможно и есть рецепты, и есть страны, в которых совершилось «экономическое чудо», хотя и начиналось всё с гораздо худших позиций, чем у нас.

Какие же рецепты предлагает японская кухня, чтобы экономику перевести в режим «форсажа», догоняющей модернизации? Что в заначке у корейского шеф-повара? Или у китайского, сингапурского и десятка других, справившихся с этой задачей?

Все страны, совершившие «чудо», десятилетиями имели огромную норму накопления, от 30 до 45% ВВП на инвестиции. У нас сегодня эта норма – 20 – 23%, как у западных стран, растущих на сверхнизких скоростях. Мечта – довести ее хотя бы до 30%.

Снизить регулятивные издержки, они непомерно высоки (в 2000-х гг. выросли в три раза, по экспоненте). Умерить аппетиты в коррупции (берите не больше 10%, пожалуйста!). Создать атмосферу экономической свободы, когда растущий бизнес поддерживается, а не загибается под давлением кого угодно, выступающего от лица государства.

Удешевить государство (доля его потребления в ВВП выше, чем в Китае и США). Стандартно в странах – бегунах конечное потребление государства – 8 – 13% ВВП. У нас этот показатель зашкаливает за 18%.

Снизить огосударствленность (50% экономики и финансового сектора) и концентрацию собственности (1-3 хозяина на бизнес от малого до великого). Все ресурсы стягиваются к государству, бизнес не может дышать без связки с ним. Мы создали экономику крокодилов, олигополий, искаженных цен доминирования на рынке, жить в ней более мелким существам почти невозможно.

Остановиться в генерации рисков, запретов и ограничений, выталкивающих все активное из страны. Заключить новый контракт с Западом, но не в части немедленного следования идеям и советам, которые по поводу экономической политики бывают просто непристойными, а в части того, что у нас общая идеология и что интеграция и модернизация нашей экономики неразрывно связаны.
Мы не можем спокойно развивать нашу промышленность, находясь в состоянии скрытого острого конфликта с Западом. Без импорта технологий массовую модернизацию не осуществить. Так, к сожалению, было не только в «царской», но и в сталинской модернизации.

Не закапывать любые деньги в мегарасходы (по избыточным ценам), в мегапроекты, в постоянные убытки госкорпораций. Не стать «агнцом для заклания», каким стал СССР, когда падение цен на нефть подготовило к разрушению страну, втянутую в мегапроекты. Сделать инвестиции бюджета в экономику рациональными. Не создавать систему «мегакормлений» вокруг него.
Россия занимает 3-е место по милитаризации в мире, США – 27-е, Великобритания – 63-е, Китай – 83-е, Германия – 93-е (BICC, глобальный индекс милитаризации). Мы разве Ближний Восток (1-е место – Израиль)? Здесь есть пространство для размышлений.

Переориентировать экономическую политику на интересы среднего класса, на цели накопления его активов в финансах, акциях, недвижимости, земле, их гарантированной передачи следующим поколениям. Это совершенно другая политика, чем сегодня. Это тем более важно, что последние сто лет каждое поколение в России теряло все свои активы. А до этого их не имело.
Широкая раздача или дешевая приватизация государственных земель семьям под жилые дома (одноэтажная Россия). Государству принадлежит более 90% земель (в конце XIX в. – 40 – 45%).

Ипотека под 4 – 5%, как в бывших соцстранах Восточной Европы (есть масса способов сделать это уже сегодня, было бы желание). Приватизация госучастий в бизнесе в пользу розничных инвесторов, а не власть имущих и нерезидентов. Массовая дешевая аренда государственного имущества для малого и среднего бизнеса. Замораживание тарифов и цен, регулируемых государством, не на два жалких года, а хотя бы на пять – семь лет.

Чтобы страна стала «гоночной машиной», фискальная нагрузка должна быть ниже 30% ВВП. Все страны «чуда» прошли через низкие налоги. У нас они давно зашкалили за 40% (по методикам МВФ). Наши налоги на уровне стран Западной Европы с темпами роста не выше 1 — 2%. В США они ниже, чем в России. Как расти, как бежать на длинную дистанцию, если налогов — тонны?

Ввести налоговые стимулы, специально награждающие бизнес за рост, за скорость. Обложить налогом прирост прибыли в несырьевых компаниях под 5% («налоговые каникулы» на 5 лет). Эту прибыль сегодня все равно прячут.
Индивидуальные пенсионные счета под налоговые льготы. Нулевой налог на доход от прироста стоимости капитала в акциях. Льготные налоги для прямых иностранных инвесторов (сейчас у них фискальная нагрузка тяжелее, чем у нас, родимых). Налоговый вычет для бизнеса по взносам в эндаумент-фонды. Нулевой налог на дивиденды от вложений капитала в приоритетные отрасли. Выгодный налоговый режим для опционов менеджеров и специалистов. Этих и десятков других налоговых льгот, известных в мировой практике, у нас просто нет, хотя их единственная цель – загнать длинные деньги в модернизацию, в инновации.

Рост финансовой глубины экономики. Без этого она никогда не станет развитой. Через это прошли все страны «экономического чуда». Cбалансированные, без криков «денежные облегчения» и осторожный рост насыщенности кредитами. Индикаторы «Денежная масса / ВВП», «Кредиты экономике и населению / ВВП» должны быть в России больше 80 — 90%. У Китая они подбираются к 200%. У Кореи – около 150%. Это результат многолетней политики центрального банка.

Сверхбыстрый рост невозможен без низкого процента, без подавления немонетарной инфляции. Таргетирование процента конечным заемщикам. Существуют десятки способов сделать это в нефтяной экономике при ценах за нефть выше 100 долларов. Страны «чуда» смогли, пока разгонялись, снизить процент в 2 – 3 раза, довести его до 3 – 5%. Процент в режиме форсажа останется стандартным (3 – 5%), а инфляция, даже при таком росте монетизации, не превысит 2 – 3%.

Осторожное снижение курса рубля. У нас драматический, никем не виданный в мире разрыв между реальным и номинальным эффективными курсами рубля. Рубль слишком тяжел, огромное препятствие для роста экономики, для высокотехнологичного экспорта. Страны «чуда» (Япония, Китай) намеренно ослабляли валютный курс. В 1980 – 1995 гг. курс юаня упал с 1,5 до 8,35 юаня за доллар. За это Китай проклинают, называют валютным манипулятором, но дело сделано. В 2012 — 2013 гг. Япония развязала, по сути, валютную войну, печатая деньги и ослабляя иену ради роста и улучшения торгового баланса.
Все это и многое другое можно сделать, только для этого нужны оптимизм, высокая энергетика, генерация идей, способность на деле заниматься «экономическим развитием», а не строить прогнозы с печальным выражением лица.

Тот, кто ставит задачу по нижней планке, обязательно проиграет. Впереди новые кризисы, новые ценовые шоки, и те, кто ползут, вместо того, чтобы быстро двигаться вперед, обязательно испытают на себе все бури, и не только экономические. Вспомним хотя бы Индонезию 1997 г.

Есть у меня мечта, как сказал Мартин Лютер Кинг. «На какую бы отрасль народного хозяйства не обратить внимание, — всюду рекордные цифры производства… товар рвут из рук. Начавшееся на этой почве еще осенью 1909 г. биржевое оживление достигло в Петрограде своего апогея летом 1912 г. Каждый день приносил все новые повышения курсов… Капиталы прилили тогда в новые бумаги, выпущенные на биржу. Эмиссии пользовались невероятным для русских условий успехом, будучи покрываемы в десятки раз». (Левин, Банковая Энциклопедия,1917).

Пусть это произойдет и пусть не случится то, что произошло в России, как раз в год издания Банковой энциклопедии.
Пусть не наступит еще раз огромный «риск человеческой ошибки», как это было в 1914 – 1917 гг., когда нужды населения, и, прежде всего, среднего класса, были вытолкнуты куда-то в остаток.

Пусть мы не ошибемся снова, как делали это всю историю России — ставя впереди политическое и силовое величие, здесь и немедленно, а не экономическое развитие в пользу населения, среднего класса. Величие без «экономического чуда» все равно не приплывет, а лишь растает в тумане славного прошлого вместе с теми, кто покинет страну.

И, наконец, пусть те конфликты поколений, которые нас ожидают до 2030 г., попытки передела собственности, внешние шоки обойдут нас стороной, но только в том случае, если мы все-таки найдем режим форсажа, модернизации, но не по-сталински, а в рамках умной рыночной, хотя и с административным привкусом (никуда не денешься) экономики.

Все это было написано еще в ноябре 2013 года, до кризиса, в статье «Экономика крокодилов», в gazeta.ruhttps://www.gazeta.ru/comments/2013/11/12_x_5748929.shtml