151001125251_russian_airstrikes_syria_v2_russian

Дмитрий Некрасов:

События развиваются столь быстро, что я не успеваю систематизировать:) Только задумал написать последовательную серию постов, а тут БАМ – и мы уже Сирию бомбим. Поэтому отложу идею серии постов по теме и попробую кратко изложить основные тезисы, которые впоследствии постараюсь развернуть.

1. Что было

Стратегия США по «демократизации» Ближнего Востока провалилась уже давно и сейчас зашла в совсем уж фантасмагорический тупик одновременной бомбежки сил по обе линии фронта. Давно пора признать, что при текущей социально-экономической, демографической и идеологической ситуации у большинства стран Леванта есть выбор из трех вариантов: светская диктатура, исламисты или хаос. Из этих трех вариантов светские диктатуры, безусловно, предпочтительней, поэтому их надо поддерживать в меру сил цивилизовывая. Кроме того, исторически, диктатуры гораздо лучше боролись с экстремистами и партизанами, нежели демократии.

Российская внешняя политика делать все назло США и поддерживать разного рода экстравагантных диктаторов была смешна краткосрочно и совершенно самоубийственна для страны в долгосрочной перспективе. Однако, так или иначе, эта политика наиграла нам сейчас кучу козырей. Бывает, что ошибочные действия из-за случайных обстоятельств приносят блестящие результаты. Нам повезло, Путин вообще везучий, Ельцин его назначение тем и мотивировал:)

Обсуждением прошлых ошибок и достижений российской и американской политики можно заниматься долго, однако это довольно бессмысленно. Сейчас гораздо важнее правильные оценки сложившейся в моменте ситуации и того, что в связи со всем этим надо делать.

2. Что есть, или Сирия как возможность

С Сирией нам несказанно повезло. Причем дело не в самих военных успехах ИГИЛа или устойчивости режима Асада. Дело в беженцах и особенностях функционирования современных медиакратий.

Еще несколько месяцев назад Россия находилась в глухой изоляции, а ее политическое руководство в тупике. На фоне нарастающих экономических сложностей и снижения доходов населения единственным способом обеспечения народной поддержки оставалось поддержание напряжения на Донбассе. Ибо, как только внимание населения отвлечется от проблем внешних, его неизбежно заполнят проблемы внутренние, а здесь нам похвастаться нечем. Таким образом, в отсутствие Сирии Кремль был бы мало заинтересован в мире на Украине. Сохранение напряжения грозило ужесточением санкций и следующим кругом нарастания экономических проблем.

Усложняли ситуацию приближающиеся президентские выборы в США. Без Сирии украинская проблема оставалась бы одной из ключевых, а соответственно давление на Россию бы продолжало нарастать, ибо современные политики – заложники медиа и общественных настроений. Кандидаты в президенты США критиковали бы мягкотелость Обамы по отношению к России, сам Обама вынужден был бы «проявлять жесткость», а любой победивший президент наговорил бы в ходе предвыборной кампании о России столько, что очередная «перезагрузка» была бы очень затруднена.

Сюжеты про сотни тысяч беженцев, утонувших детей и массовые казни резко сместили внимание общества как на Западе, так и в России с Украины на Сирию. Как человек регулярно ходящий на различные эфиры, я уловил резкое изменение направления пропагандистских усилий с начала сентября: вместо Украина-Украина-США стало беженцы-Сирия-США.

В этих условиях и Обаме, и Кремлю стало выгодней на время «забыть» о существовании Украины. Обаме – т.к. до конца срока ему «проблему Путина» уже никак не решить а «проблему ИГИЛ» можно попробовать. Кремль без Сирии просто находился в жестком zugzwang (положении, когда любой ход ухудшает ситуацию).

3. Что возможно

Отвлеченное на Сирию российское и западное общественное мнение, а также сама операция, в рамках которой военно-политическое взаимодействие с США неизбежно, создают условия для решения следующих задач:

(i) Как минимум заморозить ситуацию на Донбассе в относительно «мирном» состоянии. Как максимум «в рамках исполнения Минских соглашений» сбагрить разрушенный регион на довольствие Киева.

Не уверен, что последнее входит в реальные планы Кремля, однако если предположить, что они действуют рационально – это был бы самый выдающийся результат из возможных.

(ii) Смягчить санкционный режим. Очевидно, что отмены официальных санкций в ближайшие несколько лет, а, скорее всего, в принципе в правление Путина не будет. Однако в рамках исполнения уже действующих есть масса нюансов.

Например, секторальные санкции в нефтянке. Де юре они есть, а де факто их все обходят камуфлируя новые закупки под формально освобожденные от санкций «старые контракты», а также используя множество иных лазеек. Фактическое действие санкций является прямой функцией от политической воли Госдепа, они могут работать или не работать при той же букве установленных формальных запретов.

Я лично знаю несколько примеров того как крупные транснациональные компании отказывались от проектов в России под неформальным давлением американской закулисы. Неформальное давление может усиливаться или ослабевать в рамках одних и тех же санкций.

Исполнение судебных решений против РФ, в частности по «делу ЮКОСА», может быть более или менее интенсивным.

Могу привести еще множество подобных примеров. В рамках одних и тех же формальных санкций реальное экономическое давление на Россию может быть различным.

(iii) Сбагрить в Сирию наиболее неадекватную и воинствующую часть ДНРовских ополчен-террористов. Которые в противном случае, при постепенном замирении с Киевом, стали бы большой проблемой для нас. Вообще, необходимо куда-то фокусировать внимание и усилия шовинистически-имперской части нашего общества. И Сирия в этом отношении наиболее безопасная точка приложения.

(iv) Для действующей российской власти путь войны – это единственный способ сохранения поддержки населения в условиях экономических трудностей. В этом плане мы обречены на войну. И чем эта война дальше от наших границ и меньше противоречит интересам США, тем лучше. В этом смысле Сирия – почти идеальное решение. Лучше только война с марсианами:)

При этих возможностях, очевидно, также возникает большой набор рисков:

(i) Любая «маленькая победоносная война» хороша тогда, когда она маленькая и победоносная. С течением времени расходы на операцию будут возрастать во всех смыслах. Финансовом, человеческом, репутационном. Будут гибнуть мирные жители и наши военные. Чем дольше будет продолжаться операция, тем меньше будет возможности обвинять в сложившемся положении дел США и тем больше будет возможностей повесить всех собак на нас. В моем понимании предельный разумный срок активной фазы операции – 1-1,5 года, т.к. после завершения выборов в США отвлекающий смысл операции пропадет, а издержки начнут расти в геометрической прогрессии.

(ii) Российская внешняя политика традиционно более успешно решает военные задачи, нежели задачи ведения информационных войн. Яркий пример – грузинская кампания, где при исходных неплохих данных проиграли все. Сейчас исходные данные гораздо хуже. Традиция освещать наши действия в определенном свете обладает большой инерцией. Для того, чтобы эту тенденцию переломить, необходимо не просто достигнуть успехов, необходимо эти успехи красиво отпиарить на Западе. У меня есть большие сомнения в нашей способности решить данные задачи.

(iii) О рисках всплеска терроризма в России и других возможных «обратках» в Средней Азии и на Кавказе не писал только ленивый.

В этих условиях я лично, в целом, поддерживаю нашу активную политику на Сирийском направлении. Я сам немного авантюрист, поэтому люблю рискованные и красивые ходы.🙂

Тут есть, однако, одна очень важная оговорка: на мой взгляд, если бы мы не влезли в украинскую историю, никакая Сирия нам бы была не нужна. Глобальная стратегия поддержки неугодных США режимов самоубийственна. Желание продемонстрировать самим себе, что мы тоже «можем бомбить, как взрослые дяди», – детская глупость, если смотреть на это с точки зрения объективных интересов страны, а не с точки зрения решения внутриполитических задач режима. Мы столь долго вставали с колен, что уже довольно сильно оторвались от земли в своей самооценке. Ноша, которую мы пытаемся на себя взвалить, нам не столько не по плечу, сколько просто глупо платить за всех, когда есть возможность дать расплатиться дяде, решая собственные проблемы чужими руками.

В этих условиях операция в Сирии хороша, если мы намерены вести себя прагматично, использовать все возможности для нормализации отношений с западом, разменять Асада и любые другие ближневосточные карты на наши реальные интересы. Операция в Сирии бесполезна, если мы просто опять решили поиграть в супердержаву, однако даже в этом случае Сирия лучше, чем Украина.

Иными словами, если Путину удастся активностью на Ближнем Востоке создать условия для «заморозки» Донбасса, не завязнув при этом в Сирии серьезно – это будет несомненный успех, ради которого можно немного поиграть мускулами и даже чуток повоевать.

Однако следует напомнить, что чуть больше года назад наш план состоял в том, чтобы активностью на Донбассе создать угрозы, которые можно будет разменять на «заморозку» ситуации по Крыму. По Крыму-то ситуацию, конечно, подморозили, но так увязли на Донбассе, что Крым на этом фоне оказался невинным баловством.

Вот и сейчас хочется надеяться, что с Сирией вновь не получилось по принципу: «чтоб не болела голова, сломаем палец».

 

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks