Vladimir Genin поделился

Катерина Мурашова → Сергей Мурашов:
Сергей, а не может быть прямо наоборот: телевизор создает и транслирует ту картинку, которую большинство и хочет видеть и уже как бы имеет у себя в голове в виде архетипа:

1. Мы самые лучшие

2. Чужие — хуже нас.

3. Во всех наших неудачах виноваты враги, которые нас не любят, потому что мы лучше (по ряду известных нам и им показателей)

4. В конце концов правда восторжествует, враги будут повержены и все будет хорошо.

Уравновешивающий эту легкую и оптимистичную слабоумь полюс — все апокалиптичное (находится рядом, как центр речи в мозгу с центром тонкой моторики, легко переключается).

Вы серьезно полагаете, что эта картинка имеет какое-то отношение к советским политинформациям и российскому (американскому) телевизору?

Сергей Мурашов → Катерина Мурашова:

Катерина, надеюсь, Вы заметили особенность моей позиции по этому вопросу: она в том, что ЛЮБЫЕ люди — как русские, так же и немецкие, английские, французские, американские, арабские, африканские, какие угодно — обычно с готовностью принимают эти четыре пункта на свой счёт, так что то, что большинство россиян позитивно отзываются на призывы, содержащие все эти пункты, не отличают нас от остальных, но, напротив, сближают.

Что же касается того, ЧТО ПЕРВИЧНО — телевизор, или мозги среднестатистического обывателя (а то, что именно эту картинку «хочет видеть и уже как-бы видит» обыватель в ЛЮБОЙ стране мира, думаю, Вы со мной согласитесь), — то я предложу два метода:

1. Статистический: вектор изменения общественного мнения сравнительно с вектором госпропаганды.

Какое направление мы ни возьмём, везде можно проследить опережение госпропаганды, и близкое следование за ним «общественного мнения»:

— В начале 90-х на Западе Россия и россияне были весьма популярны, и на короткое время наши люди тоже преисполнились симпатиями к иностранцам… Но с тех пор отношение россиян к Западу стабильно ухудшалось — особенно после 2000 — 2003 годов, и это при том, что отношение Запада к России до 2014 года менялось не сильно… А главным мотивом госпропаганды всю дорогу была идея, что США и ЕС — наши враги, несмотря на то, что США последние 100 лет помогли нашей стране, наверное, больше остальных, а страны ЕС между собой враждовали больше, чем с нашей страной…

— Отношение ко всем украинским Майданам, особенно к последнему, в России было резко отрицательным, и полностью соответствовало подаче этих событий в СМИ.

— Отношение к «украинскому национализму» в России явно непропорциональное и искусственное, при этом полностью отражает «официальную позицию» российских властей, транслируемую СМИ.

2. Фактический: госпропаганда стандартно фабрикует ложную картинку — и именно эту картинку нам потом описывают провластно настроенные россияне: от «распятого младенца» и «заживо сожженных националистами беременных женщин в Одессе» до «5 миллиардов на Майдан», «американских ЧВК в Украине» и т.п.

— На одном из недавних шоу на Первом, при обсуждении встречи Путина с китайским лидером, некий «политолог», сравнивая возможные приоритеты России, воскликнул: «Ну что вы! Китай же сам никогда ни на кого не нападал!» — и не нашлось никого, кто бы ему возразил… Полагаю, если сейчас поспрашивать наших соотечественников, эту версию (неверную до нелепости) озвучат очень многие.