elisaveta

Ольга Роева:

Вот друг мой Алексей упрекает женщин в излишней привлекательности. Говорит, идёт как по базару. И везде ему тычут грудями в лицо. Везде женщины в товарных позах. И так, и этак, и вон там не дотянусь – мужчина, не поможете? Алёша не может читать ленту новостей, члены дрожат, глаза отторгают. И всё ему кажется, что злобные женщины пытаются заключить его в брачные кандалы. А не его, так другого, психически слабого мужчину. А я, стыдно сказать, в свои 25 объясняю Алёше, как схематически устроена женщина. Как бы она не встала, грудь всё равно лезет в кадр.

Ты можешь сидеть в метро, скромно читать, а твоя грудь в это время уведёт из семьи мужа, и доведёт до приступа сутулого старичка. Ничего не сделать, природа так устроена.

Как друг, зная опять же, с каким трепетом Алёша выбирает себе невесту, как он бьётся в падучей, страшась отдать себя в чёрствые женские руки с маникюрищем, хотела бы рассказать одну поучительную историю. Из Отечественной истории. Пример мужского вероломства и осознанного отношения к женитьбе и выборе партнёра.

1714 год. Елисавета Петровна грудью, как мы можем заметить на портретах, проложила путь к трону. Духовно она, конечно, любила Отечество, но ногами тянулась к Людовику XV. Пепельный блондин, без бородавок и шрамов. О чем ещё можно было мечтать полной женщине чуть за 30? Елизавета писала ему письма с указанием параметров фигуры и списком приданного. Сделала новый модельный портрет с зауженной талией. Черствый негодяй не отвечал.

Елисавета даже пыталась объясниться напрямую. Но Людовик воспринимал всё в штыки. Оставался глух к чужой боли. Елисавета пришла к единственному логическому заключению.

«Некоторые предположения заставляют меня подозревать Людовика в тайной страсти ко мне. Иначе его вызывающего равнодушия мне не понять.»

Писала уверенная в себе женщина Лестоку, своей первой свахе и доверенному лицу.

Шло время, Елисавета уже начала портиться, а Людовик всё никак себя не проявлял. Боялся, что императрица поступит с ним так же, как жаба с Дюймовочкой. Женит без любви, заманит в тень алькова и изнасилует. Всё- таки «драгун в юбке». Людовик женился на Марии Лещинской. Она была красивее и моложе Елисаветы на 20 килограммов и 10 лет.

Тем временем таблоиды Франции осудили Людовика за такой непродуманный поступок. Народ решил, что Елисавета, находясь в бреду сексуальных фантазий, отдаст Людовику всё, включая Польшу. Иностранные женихи стали мечтать о Елисавете. Присылали ей письма, голые торсы и пару слов о себе. Тревожили государыню замыслами своих эротических агрессий.

Мечтая о польском троне, Елисавете стал написывать один французский поэт Марешаль. Выхлёбывал графин бургундского и начинал заваливать серьёзную женщину стихами и недвусмысленными предложениями.

«Наши ноги, моя владычица, будут утопать в ворохе цветов. Отныне мы будем существовать друг для друга, как во сне…»

Это сделало Марешаля всемирно известной звездой. Плюс подозрения в шпионаже конечно сыграли на руку. Марешаль начал раздавать интервью, объявлять себя женихом русской императрицы, кандидатом на польский престол. Придумал какие–то угрозы со стороны правящего режима, сам ходил сдаваться в Бастилию. Но король не дурак, руки пачкать не захотел. Поэты уже тогда были хуже либералов…

Центром оппозиции и мужем Императрицы Марешаль так и не стал. Но зато от него нам осталось чувственное стихотворение, посвященное любимой женщине.

Царица! Твой светлейший гений
Отверз врата свободы миру.
Во тьме веков — о!
сколько поколений
Страшились не греха, а лишь кумиров.
И страх — отец постыдным предрассудкам
Жрецов властолюбивых и лукавых.
Их месть, разящую и правых, и неправых
Напрасно силились понять рассудком.
Отцы и деды с мыслью о законе
Объединялись путь претить пороку,
Но и монарх на августейшем троне
Подвластен был коварному пророку.
Народ, обманутый храмовником проворным,
Стяжавшим дерзко Божескую славу,
Доколе будешь ты терпеть расправу,
Накликанную пастырем притворным?
Не он ли вдохновлял убийц проклятых,
Отнявши жизнь Особ порфирородных!?
Увы! у глупого и алчного народа
Божественную власть заменит злато.
Отцова дщерь, Елисавет-царица!
Великий Петр не зря явился миру,
За славу цезарей он заплатил сторицей,
Дав россам просвещение и лиру,
Безвестну Русь в Европу ввел умело,
Лелеял доблести Отечества и славу,
Героев росских воинского дела
На зависть Богу воинской забавы.
Верши дела и царствуй на престоле
Назло сегодняшним храмовникам-невеждам,
На благо тех, кто был рожден в неволе,
И кто взирает на тебя с надеждой.
Смени рабов на подданных, Богиня,
Верни добро безнравственному веку
И, из оков исторгнув человека,
Ты будь царицей всей земли отныне.
Явись другим примером совершенства — Монарший долг — Отчизны процветанье —
И веру в Бога обрати в блаженство.
Монаршья власть иль прав святых попранье!
Хвала тебе изящества царица,
Небесный ангел, кротка голубица!
Фортуну мнишь вернуть, Елисавета,
Душе твоей любезно созиданье,
Так славь поэт с заката до рассвета
Богов соперницу достойну обожанья.

Вот,  если бы вы мне такое прислали, и у меня была бы Польша,  я бы отдала, я бы вышла…

Поэтому и не стать мне никогда Императором. И даже главой отдела.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks