Четыре минуты

1239

Я до него дозванивалась, не знаю сколько. Нужный человек был в отъезде …в отъезде… в отъезде…

Бип-бип-бип.

Потом вернулся, но «извините, он очень занят, оставьте мессидж, и он вам перезвонит».

Оставила пять.

Бип-бип-бип…

В конце концов нарвалась на его младшего помощника: «Ах, какая досада, у Нужного сейчас нет ни минуты, чтобы ознакомиться с вашим вопросом».

После этого с невероятными ухищрениями достучалась до его старшего помощника, который после десятка созвонов-перезвонов сдулся, сдался, пообещал соединить напрямую и оказался честным человеком (спасибо его родителям). Соединил!

И всё для того, чтобы в телефонной трубке, наконец, раздался эффектный баритон Нужного: «Любопытно! Но, увы, пока совершенно невозможно. Однако, дерзайте! Успехов в труде и быту! Кэн ду спирит!»

Тогда была предпринята ещё одна многоходовка, с парой хитрых интриг. В результате мне выделили четыре минуты в космическом расписании Нужного человека. Не три, не пять, а именно четыре!

И за эти четыре минуты надо было объяснить, зацепить, увлечь, убедить, расположить и получить! Получить!!
Что брать с собой? Дискеты? Фотографии? Отзывы других талантливых, но менее нужных людей? Нет. Не успеть. Значит надо попробовать на словах. И чтобы запомнил!

Готовилась, как артистка областного театра к бенефису на столичной сцене. Стальное пальто джанфранко ферре — в пол, под ним неброская шанель в стиле Жаклин Кеннеди (скромное обаяние буржуазии), чуть выше колена. Но целомудренно. Но с намёком.

Каблуки 15 см. На лице рисовала лицо личная гримерша какой-то модели, с именем, больше похожим на собачью кличку. Ее мне выдали с помпой и по большому блату. Путь от парковки до офиса Нужного занял минут десять. За это время со мной пытались познакомиться пара лесбиянок и негр в белом костюме и белой шляпе борсалино с пером, в обнимку с мазерати такого вырвиглазного цвета, что не оставалось сомнений в принадлежности ее хозяина к уважаемой профессии — либо альфонса, либо сутенера. В кафешке, куда я зашла глотнуть воды, подарили цветок из вазы. Какие-то старшеклассники с крупными юношескими прыщами, кося в мою сторону, что-то шептали друг другу на ухо. Интересно , за кого приняли? Хотя нет, не интересно.

В офисе Нужного человека меня встретил помощник. Вместо того, чтобы как обычно небрежно кивнуть, подскочил и затряс обеими руками мою ладонь. Убежал доложить.

Через минуту за мной вышел сам Нужный. Приветливо отворил дверь. Так-так, что у нас там ?

Я помнила, у нас четыре минуты!

В первую минуту он позвонил секретарше и попросил принести кофе.

Во вторую — покосился на бумаги, которые я разложила перед ним. Кажется, ничего там не увидел, артистично отложил в сторону и радостно улыбнулся: прекрасная идея! И мы будем рады помочь! Ведь это наша миссия – помогать, содействовать, защищать!

В третью минуту мы перекинулись парой слов о погоде и о том, что она, как ни странно, соответствует сезону.

В четвёртую он сказал, что в оперном скоро премьера «Риголетто» с обновлённым составом, надо непременно посетить. Всё.

Завернувшись в стальное джанфранко ферре с кровавым подбоем и прихватив подписанные Нужным бумаги, я выскользнула из кабинета , поддерживаемая под ручку великим и могучим гудвином. Мы не сказали ни слова о деле ! Ведь это так скучно !

Девочки! Не верьте мамам. И встречают по одёжке. И провожают по одёжке. Про ум, увы, замечено так и не было.