«Честь тогда отдавать было рано…»

2160

…в пионэры меня принимали около памятника Ленину. В городском парке напротив дома правительства в Алма-Ате.
Было мне 12 лет, рост — 173, как щас, вес кг 60 (ну и прочее на месте) — не пионерка, а большая такая тётка уже.

И вот поставили меня с поднятой рукой в белой блузке и чёрной юбке около памятника в самом центре, а остальные пионэры были мне по плечо.
Приехали какие-то из РАЙОНО.
Тётка с начёсом сказала:
— Вы зачем поставили учительницу в пионерской форме?
— Для композиции (сказала я). Чтобы была такая пирамида: в центре самый большой пионер, по бокам — пионеры поменьше.

Тётка пригляделась к моему юному лицу и говорит:
— Вы, наверно, старшеклассница или студентка? К чему этот фарс?
— Да нет (сказала я). Я второгодница просто (а училась я на сплошные пятерки тогда, даже текущих четверок не было, это потом стала двойки по математике получать). Мне уже почти 20 лет. Но очень хочется в пионеры.

И тут тётка говорит:
— Уберите второгодницу из центра!
Моя учительница говорит:
— Она лучшая. Она так шутит.
Тётка говорит:
— Уберите шутницу из центра!
А фотограф говорит:
— Да, надо убрать, а то она своим ростом принижает других пионеров.
— Если пионер настоящий, его нельзя принизить (сказала учительница, она была хорошая).
— Пионер всем пример (сказала я). Он всегда ко всему готов.
Тётка из РАЙОНО растерялась: она не привыкла к сопротивлению.
Жаль, потерялась эта фотография: около памятника Ленину с простёртой рукой и неизменной шапочкой, из птичьих какашек на лысой каменной голове, стоит большая девушка, а к ней жмутся малыши — и все отдают честь.
— Честь тогда отдавать было рано (сказала мама).
— Ну так мы и не торопились (ответила я). Нам Ленина хватало.
— Тем более он и так был и в тебе и во мне (сказал Васечка)