Чайник

11 июня, 2022 10:37 дп

Василий Уткин

Василий Уткин:

Я вообще не очень про домашний уют. Один живу, сами понимаете. Но уют тем не менее есть, и о нем вспоминаешь вдруг, когда чего-то лишаешься.
В общем, разбил я тут чайник.
Я к чаю отношусь без культа, в принципе, спокойно в чашке заварю. Я чайник для другого покупал. Тогда еще полагал, что как-то жизнь устроится, что стану заваривать и разливать как минимум на две чашки, ну и вот купил — ничего особенного.
Не то чтоб дорого.
Но — в Лондоне.
В Хэрродс.
Веджвудский фарфор.
На самом деле просто чайник.
Иногда я называл его Рафаэлем, но без фанатизма, конечно. В 2003м году я впервые попал на Уимблдон, а на Уимблдоне первым делом я попал на игру юного Надаля. Это был его — игрока — и мой — зрителя первый матч турнира Большого Шлема. Он играл с длинногачим и тоже юным хорватом Анчичем. Анчич годом раньше выбил Федерера. В том самом году, в третьем, Федя первый раз и выиграл Уимблдон, а Надаль просто дебютировал.
Отчаянная была игра.
Надаль выиграл в четырех сетах.
Это было утро первого дня Уимблдона. Совершенно не главный корт. Мы пришли на этот матч с Анной Дмитриевой и Аликом Метревели. Мы на входе вместе досматривались с Мартиной Навратиловой, они поздоровались с Аликом, как с добрыми друзьями, мы так вместе и пошли к тому дальнему корту, где играл юный Надаль с Анчичем.
По пути к нам присоединился Ги Форже. Дмитриева сплетничала с ним по-французски, Алик хихикал на своем английском с грузинским акцентом с Мартиной, и вдобавок к ним присоединился по дороге Макинрой. Встреча добрых друзей.
Вот так мы вместе посмотрели первый матч Рафы Надаля на Большом Шлеме. Там еще Борг зашел. По-свойски, мимоходом.
Так вот, первый день моего первого Уимблдона на этом заканчивался, работать надо было на другой день, а в этот я поехал в город. И купил в Хэрродсе чайник.
Не пижонский. Но — веджвудский фарфоровый. Не помню, сколько стоил. Фунтов полтораста. Я гульнул.
Я был влюблен тогда. Я не только чайник, я тогда колечко с камушком купил. Выбирал.) В общем, планировал жизнь.
В этом смысле Надаль меня сделал. Он потом выиграл 22 Шлема, а я так и не женился. Но тот чайник я разбил только в этом апреле.
Будни.
Думаю, надо ж новый купить.
Поехал в английский магазин. Дорогой. Но, слушайте, я иду купить элемент домашнего уюта. Кроме прочего — прежний элемент служил мне почти 20 лет.
Офигенный выбрал.
Ничего особенного. Просто изящный веджвудский чайник.
Сорокет.
Посмотрел в стороны. Уж не знаю, чего на фарфор так цены взлетели. Ну да, я был готов. В конце концов, я понимал, что я покупаю чайник второй раз за двадцать лет. Я буду его ставить на стол следующие 20 лет. Ну, если не разобью; могу же… Но все же.
Но не сорокет же!!
Глянул попроще. Я так думал.
Вы поймите, мне не жалко. Это просто хроники удивления. Сорок — это стартовая сумма…
И тогда, удрученный, я посмотрел на дизайнерскую полку. Мне глянулся железный чайник. Красивый.
Я взял его в руки. Потискал. Подумал — мой! К черту Веджвуд. Сойдет!
Внутри нашел ценник. 27.
Знаете, купил.
Во-первых, красивый.
Во-вторых, прежний, фарфоровый, прослужил без малого 20 лет.
А этот железный.
Он не разобьется.
Мало вероятно, что его спи…дят.
Потерять чайник, наверное, можно, но этот кейс того, полагаю, стоит. Пока что я не читал историй о пропаже чайника!
В общем, я его купил.
Смотрю на него ежевечерне — чай-то пью — и думаю: может, все-таки сына родить. Кому-то этот чайник должен потом достаться.
Он же железный.