Все статьи автора: Андрей Шухов

Был такой деятель, Марк Порций Катон. Чудить Катон начал довольно рано, во время Второй пунической. Говорил, например, пусть лучше многие вернутся из похода с серебром, чем немногие с золотом. А начальникам, говорил, даже серебра не положено. Пусть довольствуются воинской славой. Однажды, прогуливаясь по Риму, сказал: после моей смерти памятников мне […]

Татьяна печатает письмо Онегину на машинке, бояре в «Годунове» одеты в скучные костюмы партаппаратчиков, Электра выбегает на берег в джинсах… Мы-то думаем, это новации новых времен, а это не так. Моду завели кастраты. В середине восемнадцатого века в Италии было сто пятьдесят оперных театров. Успех сезона зависел от того, удастся […]

К одной знакомой приставал в мессенджере фейсбука неведомый немецкий ухажер. «Какой красивый девушка» — написал он в качестве затравки. Красивый девушка ничего не ответил(а). Несколько дней она получала цветистые комплименты, по которым можно было тестировать качество онлайн-переводчиков с немецкого на русский. Молчание было ему ответом. В отчаянной попытке растопить льды […]

Жили мы тогда напротив Чумной колонны – памятника, может быть, и невеликих художественных достоинств, но для нашего города важного: нагромождение аморфных фигур, вызывающее у наблюдателя странные и не всегда пристойные ассоциации, олицетворяет души погибших в чумной эпидемии, что уносятся в низкое пестрое небо габсбургской столицы. Перед колонной всегда толпятся туристы. […]

Ни лепнины, ни писанины Когда Катона спрашивали, отчего он не позволяет воздвигнуть себе монумент, тот отвечал: пусть лучше люди задаются вопросом, почему нет памятника Катону, чем – какими такими делами он этот памятник заслужил. Спартанский царь Агесилай (которого обыкновенно бесстрастный «Брокгауз и Эфрон» именует правителем «безукоризненной нравственности») и вообще запретил […]

(вычитал у Цицерона) История идей, моё давнишнее увлечение. То, что кажется нам очевидным и существовавшим всегда, с момента творения, в действительности таковым не является. Кто-то же это открыл, кто-то об этом впервые задумался… Например, память. Концепцию памяти разработал и применил в своих риторических штудиях поэт Симонид Кеосский, а предшествовало этому […]

(святочный рассказ) Хозяйка моей брюссельской квартиры мадам Фрош была необыкновенно, небывало, запредельно… (читатель ждет уж рифмы «хороша собой» — увы нам, увы, все проще и банальнее) – скупа. Мадам была наполовину англичанкой и подчеркивала свое происхождение всеми мыслимыми и немыслимыми способами. Гравюры в коридоре иллюстрировали, конечно же, морские виктории лорда […]

Андрей Шухов: Когда все становятся раеведами: (из старого. «Разговорчики в раю») — Товарищ, простите… Мы здесь новенькие. Не подскажете, как пройти в администрацию? По вопросам культурно-массовой работы. Кружки какие-нибудь… Как нет? Совсем нет? Совсем-совсем?! Странно… — То есть как это? Хурма есть, эта, как её… фейхоа — есть, а яблок […]

Андрей Шухов: Сидел вчера в Большом театре, на „Лебедином озере“. В глубине директорской ложи, в полутьме, угадывалась седая голова: Григорович приходит, говорят, инкогнито на свои балеты и уходит незадолго до занавеса. Saltanat Shalakhmetova – страстная балетоманка, я её страсти не разделяю, но вчера, кажется, максимально приблизился к пониманию. Отчего-то вспоминалось читанное у […]

Андрей Шухов: Отец-основатель философской школы киников Антисфен предлагал отказаться от социальных благ и условностей цивилизации и учиться жизни у животных. Желающих, разумеется, было немного. Однажды Антисфен мыл в ручье зелень, сорванную у дороги – себе на ужин. Мимо проходил знакомый. — Антисфен, — сказал он, — если бы ты умел […]