12191635_1042867625747169_3599584463224427334_n

Александр Рейниш: 

Спецобъект «коммунарка»

Если проехать несколько километров по Калужскому шоссе от МКАД, миновать сверкающие торговые и офисные комплексы, потом поселки с малоромантичными названиями «Газопровод» и «Коммунарка», на 24-м километре справа от дороги можно увидеть скромный указатель с надписью «Храм». Проселочная дорога длиной 400 метров ведет в глубину леса.
Перед входом на огороженную территорию висит небольшая металлическая табличка: «В этой земле лежат тысячи жертв политического террора 1930-1950-х годов. Вечная им память!».

Несколько лет назад здесь состоялось освящение новопостроенного храма Святых новомучеников и исповедников российских в «Коммунарке».

На карте России немало названий, на долгие годы вошедших в наш лексикон как приметы страшных сталинских времен, символы жестокого и несправедливого террора: Колыма, Магадан, Норильск… Но даже в этом ряду спецобъект «Коммунарка» стоял особняком.
Здесь не было лагеря или тюрьмы, не изнемогали от непосильного труда заключенные. Бывшая дача одного из создателей системы репрессий, наркома внутренних дел Генриха Ягоды, стала «комбинатом смерти», местом массовых казней.

Здесь целенаправленно и планомерно уничтожали людей, до того считавшихся интеллектуальной и властной элитой Советского государства, коммунистического движения, элитой нашей литературы и культуры. Их привозили в закрытых грузовиках и расстреливали из пулеметов на краю рвов, наполненных трупами, — по решению скорого и неправого суда или без суда вовсе…

Под гнилой листвой на «Коммунарке» тлеют кости от 10 до 16 тыс. человек (цифра постоянно уточняется), (это только тех, кто выявлен, а ведь ещё доставляли «врагов народа» из других областей, и сколько их было — неизвестно).

Заключённых привозили по ночам в закрытых фургонах с надписью «Хлеб», расстреливали ранним утром. В самих тюрьмах зэков фотографировали, на полигоне сверяли приговорённого с изображением. При внешнем совпадении приговор приводился в исполнение в тот же день. Если же что-то не соответствовало или снимок терялся, «врага народа» возвращали в тюрьму, заново фотографировали и опять привозили на полигон.

Сюда командировали чекистов из областей — для «обмена опытом». Из центра им спускали разнарядки: сколько следует выявить «врагов народа». Недосчитаешься — сам окажешься во рву. Поэтому работали «с энтузиазмом

Здесь лежат в безвестных могилах бывшие руководители Советского Союза и Коммунистической партии А.И. Рыков, Н.И. Бухарин, А.С. Бубнов, Н.Н. Крестинский, Я.Э. Рудзутак, наркомы СССР и РСФСР, председатели Совнаркомов Армении, Украины, Белоруссии, Литвы, Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, Туркмении, высшие военачальники, командующие флотами и округами, генералы и офицеры советской разведки, дипломаты, знаменитые писатели Борис Пильняк, Артем Веселый, Бруно Ясенский, главные редакторы газет «Известия» (Н.И. Бухарин), «Красная звезда» (М.М. Ланда), «Труд» (М.И. Попов), «Литературная газета» (А.П. Селивановский), журнала «Огонек» (А.Е. Никитин)…

Здесь расстреляны и захоронены тысячи и тысячи безвестных и известных людей—например ,бывший начальник охраны Ленина Беленький или Сергей Эфрон (бесследно пропавший муж Марины Цветаевой).

Дети Нестора Лакобы, арестованные в 1937 году в возрасте 14 и 15 лет, были расстреляны осенью 1941 года и захоронены здесь же.

Всех не перечислишь, работа в архивах идет медленно, и к тому же скорее всего большая часть документов хранилась прямо на даче Ягоды.

На территории «Коммунарки» захоронены останки представителей более 60 национальностей, граждан 11 стран. В трагическом списке жертв — политические и общественные деятели Литвы, Латвии, Эстонии, лидеры Коминтерна, представлявшие коммунистические движения Германии, Румынии, Франции, Турции, Болгарии, Финляндии, Венгрии. А правительство Монголии, считавшейся главным и вернейшим союзником СССР, было уничтожено здесь в полном составе в один день.

Всего в 30 — 50 годы, по данным Федеральной службы безопасности, на небольшом участке возле бывшей наркомовской дачи было уничтожено и захоронено не менее 10 тысяч человек, хотя и нет надежды,что когда нибудь все архивы будут доступны для независимых иследователей и эту цифру казненных можно будет считать окончательной…

После смерти Сталина почти полвека бывший «комбинат смерти» простоял в запустении под строгой охраной. Участок густо зарос лесом, и только покосившийся барак, некогда бывший дачным домиком одного из главных сталинских палачей, да высокий забор с ржавой колючей проволокой напоминали о страшной истории этого места.

В 1930-х годах, когда маховик сталинских репрессий раскрутился на полную мощность, в ближнем Подмосковье были созданы две специальные зоны, где расстреливали врагов народа. Бутовский полигон предназначался для так называемой «шпионско-диверсионной террористической низовки», там казнили простой люд.

Спецобъект «Коммунарка», расположенный на 24-м километре Калужского шоссе, создали для «заговорщицкой верхушки», а также для захоронения бывших сотрудников НКВД, осужденных в «особом порядке» (приговор «расстрел» частенько выносился без следствия и суда). Вся послереволюционная история спецобъекта «Коммунарка» так или иначе связана с могущественным ведомством, отвечавшим за политический сыск в СССР. Свое название спецобъект заимствовал у соседнего совхоза «Коммунарка» (в ту пору бывшего подсобным хозяйством ОГПУ).

До революции здесь находилось небольшое имение с домом, рощей и прудом, использовавшееся как дача. В начале 1930-х годов оно досталось председателю ОГПУ, а позднее наркому НКВД Генриху Ягоде. Нарком построил здесь новый дом, который использовался в основном для загородных заседаний чекистской верхушки. В апреле 1937 года Ягода был арестован, с дачи вывезли конфискованные вещи. В рабочих записях преемника Ягоды Ежова есть лаконичная строчка: «Дачу Ягоды чекистам».

Так как уже существующий Бутовский расстрельный полигон НЕ СПРАВЛЯЛСЯ с нагрузкой по захоронению врагов народа, чекисты решили приспособить дачу под «производственные» нужды.

Тогда же «Коммунарка» была закреплена за центральным аппаратом НКВД, который вел дела сотен высокопоставленных работников партии и государства. Однако помимо высокопоставленных чиновников в «Коммунарке» оказывались и простые люди. В списках казненных значатся кустарь-сапожник, домохозяйка, столяр фабрики металлических игрушек, агент сельпо, милиционер, почтальон и т.д. Это объясняется тем, что центральный аппарат периодически «разгружал» московское управление НКВД и брал на себя рядовые дела…………..

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks