“Будущие войны будут вести программисты…”

11 января, 2022 11:29 дп

Seva Novgorodsev

Seva Novgorodsev:

Я считаю свой родной Ленинград, Санкт-Петербург магическим городом, вершиной архитектурного баланса, ансамблем, созданным художественным воображением мастеров нескольких поколений. Основан Петром как будущая столица по европейскому образцу. Для кондовой, посконной и домотканной Руси это было более чем удивительно.
Корни будущей революции рождались в селах Преображенском и Воробьево, где царский отпрыск одевал свое «потешное войско» из крестьянских мальчиков в мундиры голландского образца, а его наставник, Лефорт, учил будущих генералов строить укрепления. Все это наводит на мысль, что детские игры есть залог будущего, как играют так и будут воевать.
Современные дети не маршируют на плацу, не скачут верхом на палочке, они сидят у экранов и нажимают кнопки. Военная доблесть, военная хитрость, смещаются в виртуальное пространство. По открытому нами закону будущие войны будут вести программисты.
Эту мысль проводит Миша Гленни в своей книге Dark Matter. Я знавал отца Миши, Майкла Гленни, блестящего переводчика русской литературы и поэзии. Понятно, поэтому, что горизонт в семье Гленни был очерчен шире, глобальнее.
Несколько лет назад на иранском обогатительном заводе начались проблемы со вспомогательным оборудованием, насосами, электромоторами и прочим, без чего центрифуги не могут работать. Анализ показал, что электронная система управления заражена вирусом, которому дали имя «Стакснет».
Вирус выделили и дали специалистам на тонкое препарирование, то, что называют «реверсивным проектированием». Разработчик движется не вперед, осуществляя в коде свои идеи, а наоборот, назад. Разбирая структуру программы, он пытается понять, какими идеями она навеяна.
Сложность вируса, его технический блеск и глубина показали, что это — не работа любителя, что это не хакер, пожелавший ради шутки насолить иранским ядерщикам. Объем, а, главное, уровень кодирования, указывал на мощные структуры, трудившиеся на проектом не один месяц.
Вирус незаметно ищет системы управления, (особенно фирмы Сименс), внедряется и начинает сбивать скорости электромоторов на центрифугах по обогащению урана, при этом маскирует свою деятельность так, что системы слежения не могут его обнаружить.
Электронные сети на иранских обогатительных фабриках не связаны с интернетом. Это значит, что вирус был внесен в систему вручную, скажем с помощью флеш-карты. Страны, продвинутые в программировании известны — Китай, Россия, Индия, Великобритания, США.
Однако в области кибер вооружения работы идут более чем в ста странах мира. Знающие люди с уважением отзываются об Израиле. Например, президент Ахмадинеджад, как только нашли вирус, первым делом заклеймил происки сионистов.
В Америке кибер-войны объявлены пятым по значению направлением, после наземных, воздушных, морских и космических операций.
Для наземных операций по-прежнему нужна храбрость, сила, ловкость, выносливость, локоть товарища.
В кибер воине ценится трусость, слабость, усидчивость на стуле, а главное — многолетний опыт компьютерных игр, начатый в раннем детстве.