“Британцы говорили на латыни, которую слегка приспособили под себя…”

22 ноября, 2021 3:18 пп

Seva Novgorodsev

Seva Novgorodsev:

В 1913 году (когда в России отмечали 300-летие дома Романовых) в Англии, в апрельском номере газеты «Таймс», в разделе писем появилось открытое обращение читателя, Роберта Уайтуэлла.
Он искал добровольцев для участия в проекте «международного значения, который даст новый толчок для образования». Речь шла о составлении толкового словаря Британской латыни периода раннего средневековья.
Британия, как известно, была провинцией Римской Империи с 43 по 409 год нашей эры. Три с половиной века римского владычества оставили повсеместные следы: это дороги, архитектура, образование, техника и ремесла, а главное — язык. Британцы говорили на латыни, которую слегка приспособили под себя.
На этой латыни велась личная и деловая переписка, церковная служба и богословие, научные труды и литература. Скажем, работы Исаака Ньютона конца 17-го века все еще написаны на латыни.
Одним из первых на родном языке стал писать Джеффри Чосер, которого считают отцом английской литературы, а его многочисленные последователи, в первую очередь Шекспир, потеснили литературную латынь на задний план.
Составители толкового словаря определили период исследования между 540 и 1600 годами. Работа предстояла колоссальная, слава Богу, англичане не выбрасывали документов, вообще не выбрасывали ничего, поэтому в Национальном Архиве скопились горы материалов, в десять раз больше чем в огромной Британской Библиотеке. Исследователям порой приходилось открывать коробки, в которые никто не заглядывал веками.
Среди ранних волонтёров попадались разные люди, например полковник, участник Первой Мировой войны, специалист по истории графства Хэмпшир, или священник, всю жизнь собиравший средневековые выражения местных фермеров.
Шли революции, войны, рушились империи, но кропотливый и незаметный труд продолжался. И вот, 100 лет спустя, наконец, объявили о завершении проекта. 58 тысяч статей, 4000 страниц, 17 томов. Цена — 660 фунтов.
Перед нами — собрание не только исчезнувших слов, но и несуществующих более понятий, например zythum — вид египетского пива, conspicamen — кучка из 25 зубчиков чеснока, или должность, capturarius — сборщик платы за вход в римскую баню.
Любопытно, что в средневековых латинских документах есть вкрапления будущего английского языка, который тогда был сугубо разговорным, да и то среди социальных низов или в глубинке, например huswivo, эквивалент современного английского housewife — домохозяйка.
Сам я латынь не изучал, но все, что попадается на жизненном пути, беру на вооружение. Как то во время передачи в студии случилась накладка, техник сокрушался, и я сказал нему по внутренней связи, зная, что он учился в университете и читал оды Горация — nil desperandum! (полная цитата nil desperandum Teucro duce — «с Тевкро во главе, отчаяться не надо»)
Этот «нил десперандум» я частенько говорю сам себе в минуты неудач или досады.
Рекомендую и вам, попробуйте.
Подбодряет