Брейгель всё ближе

427
Фрагмент из «Триумфа смерти»
Maxim Kantor

Некоторые соображения по поводу выставки Питера Брейгеля в Вене

То, что Брейгель — величайший художник человечества, обсуждать нелепо.
Обсуждать можно манеру подачи материала.

В Вене находится самое большое собрание Питера Брейгеля в мире; сейчас, в связи с огромной выставкой, которую готовили пять лет, это — и без того гигантское собрание — дополнили мадридским Триумфом смерти, антверпенской Безумной Гретой, Успением Марии из Банбери (это городок близ Оксфорда), луврскими Нищими, мюнхенской Старухой, и еще пражским Сенокосом, римской мариной, Сорокой на висилице, и огромным количеством рисунков и гравюр.

Это великая выставка произведений самого великого мастера мира — и первый раз мастера представили одновременно и как живописца и как графика.
Именно эта амбиция представить Брейгеля и как рисовальщика и как живописца- и создала, на мой взгляд, непреодолимые трудности экспонирования.

Рисунки и живописные произведения выставлены вперемешку, и — как неизбежное следствие, поскольку рисунки можно показывать только в полутьме — в полутемных залах.
Это тяжело воспринимать.
недавно в той же Вена проходила прекрасная выставка рисунков Брейгеля: ее было смотреть легко. Залы Брейгеля в постоянной экспозиции Кунстхисторише — это замечательный пример простого и ясного экспонирования.

Но темные пространства, в которых плохо видно графику и трудно сконцентрироваться на живописи — это не лучшее решение.
Возможно, надо привыкнуть. Пойду еще не раз.
Но сияющий мир Брейгеля требует сияющих залов.

Впрочем, все сказанное — заметки на полях.
Великая выставка. Необходимо смотреть.