Боялась, что теперь он уйдет от неё в «Что? Где? Когда?»

22 мая, 2020 5:29 пп

Валерий Зеленогорский

Игорь Бродский поделился
Валерий Зеленогорский:
ДРАЙВЕР ВАСЯ

Мой товарищ в 93-м году резко разбогател, да так резко, что завел себе личный выезд на «Бентли» 1975 года с водителем Васей из гаража Совмина.
Вася возил раньше одного козла из очень среднего машиностроения, но ушел. После расстрела Белого дома его хозяина поперли за сочувствие к опальному Верховному совету, и Вася тоже ушел из-за разногласий с директором гаража, перешедшим на сторону победителей либеральной ориентации.
Вася ориентацию менять не стал, погулял две недели и по рекомендации сменщика, дед которого еще Калинина возил по бабам, сел в «Бентли» моего товарища и стал служить новому правящему классу.
Сам Вася был крепким кабаном тридцати лет из города Шуи, попал в элитный гараж после армии, где возил зама по вооружению Московского округа. Дочка генерала очаровалась его ляжками, затянутыми в мундир, и необъятной спиной, за которой она сидела два года по дороге в МГУ.
Папа-генерал сперва напрягся, когда узнал, что дочь накатала себе небольшой животик, но потом, оценив ситуацию трезво, понял, что его худосочное дитя со средними внешними данными и милой кривизной ножулек благодаря крепкому Васе решительно улучшит породу, испорченную ее мамой – доктором исторических наук, которую генерал тоже когда-то сразил выправкой и манерами поручика Ржевского.
Доктор наук сначала хотела повеситься, потом решила сделать своему ребенку аборт, потом – посадить Васю на электрический стул, но в конце концов села на свою жопу после генеральского рыка и стала покупать детские вещи для внучки, которую она точно сделает настоящим человеком.
Вася плавно переехал в генеральский дом и на дачу и стал жить в режиме «дольче вита».
Одно «но» мешало Васе – его новая мама-теща постоянно тыкала его носом в тьму его невежества, отравлявшую ей радость духовного парения. Теща постоянно говорила вслух, что Вася всем хорош, но путать Клода Моне и Эдуарда Мане – это насилие над ее духовностью.
Вася пыхтел, он не понимал, почему ему нужно страдать из-за этих козлов и портить себе аппетит из-за одной буквы в фамилии совершенно чужих ему людей.
Он видел когда-то картину одного из них «Завтрак на траве» и совсем не восхитился. Он ребенком с весны до осени завтракал, обедал и ужинал во дворе дома у бабушки, потому что дом у них был аварийный, с потолка штукатурка падала прямо в суп. Такая лакировка действительности на картине навевала полное неверие в правду искусства.
Но жизнь не всегда поворачивается к нам тыльной стороной. Хозяин Васи стал на телевидении продюсировать развлекательные игры, где долбое…ы должны были угадать по глазу или уху имя звездного человека и получить от спонсора кофемолку или пылесос.
Теперь Вася много времени проводил возле Останкино и постепенно стал осваивать закулисную жизнь, ходил на записи разных программ, знал многих звезд. Даже Якубович с ним здоровался за руку. А потом Вася узнал тайну, которая изменила его жизнь.
Однажды он принес документы из машины своему хозяину. Тот сидел в кабинете какого-то начальника. На одном из мониторов показывали «Поле чудес» для Дальнего Востока, на восемь часов раньше, чем в Москве. И тут Васю осенило.
Он взял ручку и аккуратненько записал все слова, в том числе очень длинное слово при игре на суперприз.
В шесть часов вечера Вася твердо сказал боссу, что ему надо домой, за это он готов отработать два выходных, включая ночи, если понадобится.
Босс проявил сочувствие, Васю отпустил, и Вася полетел домой, чтобы опровергнуть стойкое убеждение тещи, что Вася – баран.
В восемь сели ужинать всей семьей. Атмосфера за столом была душевной, генерал пришел к ужину слегка «датый» – он отмечал на работе юбилей первой сноповязалки на подводных крыльях, изготовленной на сибирском заводе для нужд братского вьетнамского народа в период американской агрессии.
Ракетное орудие, закамуфлированное под сельскохозяйственный инвентарь, неплохо служило братьям по оружию верой и правдой, немало америкосов попадали, как снопы, от его умелых действий.
Теща была в добром расположении духа, ждала внучку со дня на день и даже Васе простила, что он не пожелал приятного аппетита.
Сели всей семьей за стол, белая скатерть, серебро, салфетки, графинчик с запотевшей беленькой, салатики, помидорчики, грибочки. Папа всем налил и сказал: «За все хорошее», – и теща прослезилась, как всегда в этом месте, и отпила чуть-чуть. На экране показался усатый Якубович, и началось.
Для тещи эта передача была тестом на интеллект, она отвечала почти на все, папа молчал, а Вася тем более. Но теперь все изменилось – в его кармане лежал заветный листок с правильными ответами, и Вася сегодня покажет, ху из ху.
Пока шло представление и дарили подарки, Вася накатил три рюмочки и слегка закусил. Он не торопился, научился в тучные годы распределять силы за обедом, не нажираться с самого начала, а потом уже с сытым пузом сидеть и смотреть, как другие будут есть суп, котлеты и торт.
Первое слово, загаданное Якубовичем, Вася расчетливо пропустил. Слово отгадала тетка в бархатном платье, которая задушила в объятиях Якубовича и подарила ему свитер с петухами из пуха от своих коз – вонь, казалось, пробивала через телевизор. Тетка отгадала слово и опять задушила Якубовича, а он, привыкший, добродушно улыбался и натужно демонстрировал любовь к игрокам. На самом деле он давно уже ненавидел это «Поле», на котором сам вырос в крупную репку.
Второе слово отгадывали уже после супа, любимого фасолевого – теща всегда варила его в конце недели, и потом все выходные все ели и нахваливали.
Отгадывал мужик с золотыми зубами, внучкой и значком о высшем образовании, похоже, фальшивым.
Слово из шести букв о состоянии атмосферы и температуры воздуха не поддавалось мужику. Три раза он крутил барабан, не угадал ни одной буквы, потом крутила внучка, она же пела частушки, но буквы не открывались. Непонятно было, почему мужик называет буквы, которых не было в этом слове, и вообще, он называл «а», «й», «я» – ни одного попадания: потом ему Якубович подарил кофемолку и приз – открыть первые три буквы: увидев «ПОГ», мужик застопорил и дальше не двинулся, два других участника пытались добить трудное слово – и тут вступил Вася.
Он вытер жирные губы дорогой салфеткой. Раньше он брал только бумажные, но сегодня был его звездный час.
Когда Якубович в очередной раз завопил, что тот, кто назовет все слово, попадет в финал, Вася спокойно и четко сказал: «ПОГОДА». Теща не поверила своим ушам, взглянула на него так, как будто встретила Эйнштейна у себя за столом.
Она мухой метнулась на кухню подавать котлеты. Первая порция была Васина. Тесть его успех прошлепал, вздремнул после супа на диванчике в обнимку с питбулем, которого любил больше всех домашних и даже больше, чем своего друга Талгата, от которого получал каждый месяц долю со всех его дел.
А вот питбуль понял, что Вася теперь уже не чмо и может стать в доме хозяином. Пес подошел к Васе и лизнул ему незаметно руку, так незаметно, чтобы старый хозяин не обиделся. В воздухе назревала сенсация.
На следующее слово Вася среагировал сразу, без драматургического напряжения. Как только Якубович объявил вопрос: «Как называется средство от всех проблем?» – Вася хотел сказать по своей версии «водка», но рисковать не стал и сказал твердо по бумажке: «панацея». Теща чуть не грохнулась на пол, она пережила настоящий оргазм от гордости, толкнула своего мужа так, что он чуть не упал с дивана. Она желала разделить семейную радость – у них настоящий зять, а не дубина деревенская, как она ошибочно раньше считала.
Игру на суперприз ждали всей семьей, дочь-жена висела на руке Васи, словно боялась, что теперь он уйдет от нее в «Что? Где? Когда?», но Вася не собирался – там ему не нравилось. Пенсионного вида мужики так напрягались, отгадывая слова, что их было просто жалко. Они с юности перепутали, где игра, а где жизнь, так и проиграли в слова, забыв о деле. Бабы Васе тоже там не нравились, они сначала, умные и некрасивые, пришли за мужиками, а потом остались, убедившись, что слова отгадывать интереснее, чем жить с такими мужчинами.
Пришло время суперприза, на подиуме сияла машина марки «Форд», напряжение росло, взволновался даже Якубович – он боялся, что машину выиграют и спонсор будет недоволен, а это потери бюджета. Машина уже обещана за треть цены одной девушке, а она собиралась остальные две трети отдать натурой, которая волновала Леонида очень натурально.
Леонид с лицом таксиста в Шереметьево, который увезет в Химки, отберет чемоданы и, возможно, изнасилует в извращенной форме, нервно крутил в руке ключи от машины.
Он перебрал слова для финала, выбрал самое трудное и объявил.
Необходимо было назвать химическое соединение для борьбы с вредными насекомыми в сельском хозяйстве, одиннадцать букв.
Зал замер. Дядька, оставшийся в суперфинале, вспотел, запах в студии заставил всех кашлять, и глаза у всех заслезились, но вышли девушки-модели и озонировали воздух новым средством спонсора передачи. Через секунду в зале запахло орхидеями.
Мужик в телевизоре напрягся, от волнения назвал первую букву «й», и тут вступил в игру Вася. Он спросил у присутствующих, может ли он назвать все слово целиком. Все дружно закивали, теща была на грани нервного срыва.
Вася отчетливо, членораздельно произнес: «ШИНСЕКТИЦИД», – и гордо вскинул руки, как Криштиану Рональду, забивший гол на ЧЕ-2008.

Loading...