Господи, мама, зачем я сую нос в русскоязычные источники, объясняющие своей аудитории американские новости? Даже по наводке. Зачем?
Не буду называть СМИ, как и участников беседы, потому что люди вольны выбирать себе любимые передачи. Но…

Посмотрела я интервью минут на 10 компании, которая рассказывает американские новости на русском языке. Посвящено оно было новости дня — судебному процессу, который сегодня начала телекомпания СиЭнЭн против администрации президента Трампа.

В чем дело: репортера СиЭнЭн Джима Акосту Белый дом после неприятного комментария лишил аккредитации. СиЭнЭн отправила требование в администрацию восстановить права журналиста. Её призывы и неформальные запросы остались без ответа. Сегодня утром СиЭнЭн подала в суд на Трампа и сотрудников его ведомств за нарушение первой и пятой поправки. СиЭнЭн считает, что администрация нарушила право на свободу слова и отказала журналисту в том, что называется due process.

Ок, на русскоязычном сайте спустя несколько часов все еще висит устаревшая информация вчерашнего дня.
Видимо, ценность представляет сам комментарий эксперта по медиа, которого попросили пояснить суть дела.

Эксперт сказал нечто туманное о том, что законодательство в Америке в отношении СМИ и их «аудитории» , с одной стороны, и «прав самих журналистов», с другой, — это разные вещи (?????), никак не пояснив это таинственное разграничение.

Дальше была ссылка на американского юриста, известного специалиста в области Первой поправки, который перечислил юридические основания для суда, сославшись на прецедент в недавней истории.

Ни ведущая, ни эксперт не знали ни даты, ни длительности, ни — судя по беседе — сути того судебного процесса.
Дальше ведущая задала совершенно изумительный вопрос (мои комментарии в скобках):

«С точки зрения нашей с вами профессии (видимо, эксперт заодно журналист), когда президент называет журналистов врагами народа — это нарушение конституции, ну, я не знаю, каких-то там законов, на ваш взгляд? Это нужно рассматривать в суде? (Мамуля, не «это», не «это» будет рассматриваться в суде) Или это просто политическая, какая угодно война, борьба слов?»

Ответ медиа-эксперта: «Я думаю, все-таки это борьба слов, потому что как бы юридические права средств массовой информации в Америке на сегодняшний день не нарушаются».

То есть, то, что говорит ведущий юрист в области свободы слова, — это «борьба слов». СиЭнЭн так не думает. Огромное количество журналистов здесь так не думают. Американская юридическая ассоциация так не думает. Но у нас эксперт, он так думает.

И дальше эксперт поясняет свою мысль:
«Называть прессу врагами? ну, и Никсон называл прессу врагами, причем по большому счету почаще, чем Трамп.»

Ведущая, понимающе:
«Ну, то есть, это не преступление, одним словом.»

Ответ:
«Я не вижу здесь, криминального состава точно нету, есть этический состав…»

Оставим опять же в стороне тот факт, что беседующие не поняли, в чем суть судебного дела . Но в отношении риторики, Никсон-то — это несколько иная песня, хоть и звучит похоже.

Никсон не употреблял выражение «пресса — враг народа», тем более публично. Этот новый ложный пафос присущ именно Дональду. Никсон говорил в частной беседе своему приближенному, что пресса — его враг. У Никсона был тайный список его врагов, даже несколько таких списков, куда входили актеры, профсоюзные деятели, политики и да, несколько журналистов. И в отношении которых он активно искал меры борьбы, привлекая , в частности, налоговую инспекцию для внезапных аудитов. Первый список его «врагов» был зачитан журналистами в эфире. И когда выяснилось, что он пытался манипулировать, как сейчас бы сказали, «админресурсом», его репутации был нанесен довольно значительный урон. Журналистов он не любил не зря.

Трамп же ведет совершенно иную, открытую кампанию по дискредитации самого института СМИ в американском общественном устройстве. Одним из конкретных — мелких и мстительных, недостойных и довольно глупых — шагов в этой кампании стало лишение Акосты аккредитации. С которой и будет разбираться суд. Поскольку есть и четкие юридические основания, и прецедент.

Никсон под давлением информации, выданной СМИ, ушел в отставку. Трамп никуда не уйдет. Трамп заявил журналисту программы 60МИНУТ на пике своей выборной кампании — в ответ не реплику о том, когда он прекратит наскакивать на СМИ:

«Знаете, почему я это делаю? Я это делаю, чтобы вас всех дискредитировать и унизить, чтобы, когда вы будете писать обо мне негатив, никто бы вам не поверил».

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks