Блокада: ромовые бабы для товарища Жданова

9170

В Ленинграде были значительные запасы продуктов, но большую часть их вывезли, когда Сталин решил, что Ленинград будет взят немцами. В разбомбленных бадаевских складах погибло примерно 4% от этого объёма.

Данные о количестве продуктов, ежедневно доставлявшихся в Ленинградские обком и горком ВКП(б) в военное время, засекречены до сих пор. Как и многое другое: например, информация о содержании спецпайков партийной номенклатуры и меню столовой Смольного.

Поэтому общее представление можно получить лишь из косвенных источников, достоверность которых можно будет подтвердить в полной мере только после открытия архивов: по оптимистической оценке — лет через 200.

Николай Рибковский, автор известного дневника, не умер в блокаду только потому, что ему вдруг улыбнулась фортуна: 5 декабря он устроился на работу в горком ВКП(б) инструктором отдела кадров. Перед этим он получал хлеб по «иждивенческой карточке», и чуть было не разделил судьбу десятков тысяч людей, умерших от голода.

В своём дневнике он пишет 9 декабря 1941 года: «С питанием теперь особой нужды не чувствую. Утром завтрак — макароны или лапша, или каша с маслом и два стакана сладкого чая. Днем обед — первое щи или суп, второе мясное каждый день. Вчера, например, я скушал на первое зеленые щи со сметаной, второе — котлету с вермишелью, а сегодня на первое суп с вермишелью, второе — свинина с тушеной капустой».

Но несколько голодных месяцев осенью 1941 года не прошли ему даром и весной 1942 года Николай Рибковский был отправлен «для поправки здоровья» в партийный санаторий, где продолжил вести дневник. Еще один отрывок, запись от 5 марта:

«Вот уже три дня я в стационаре горкома партии. … Каждый день мясное — баранина, ветчина, кура, гусь, индюшка, колбаса; рыбное — лещ, салака, корюшка, и жареная, и отварная, и заливная. Икра, балык, сыр, пирожки, какао, кофе, чай, 300 грамм белого и столько же черного хлеба на день… и ко всему этому по 50 грамм виноградного вина, хорошего портвейна к обеду и ужину… Я и еще двое товарищей получаем дополнительный завтрак: пару бутербродов или булочку и стакан сладкого чая… Война почти не чувствуется. О ней напоминает лишь далекое громыхание орудий, хотя от фронта всего несколько десятков километров.
Да. Такой отдых, в условиях фронта, длительной блокады города, возможен лишь у большевиков, лишь при Советской власти.»

Николай Рибковский был мелкий аппаратчик, в целом — неплохой и отзывчивый человек, с большевиками он кое-как выжил и поправился, а для остальных ленинградцев эти три зимних месяца были трагическими: «с 19 декабря по 1 марта на улицах города были подобраны 261 тысяча трупов и 9207 живых людей в состоянии крайнего истощения. В течение трех зимних месяцев за «убийство с целью поедания мяса убитых» были арестованы 886 человек.»
А в закрытый распределитель в Елисеевском магазине на Невском проспекте в 1942 году завозили свежие фрукты и овощи.

Когда весной 1942 года стало понятно, что немцы не собираются брать город, туда стали завозить не только сырьё для производства оружия, но и продовольствие. А также вывозить детей, а не только танки КВ (713 штук), которые выпустил Кировский завод, 318 самолетов, бронемашины (480), бронепоезда (6), артиллерийские орудия (более 3 тысяч), минометы (10 тысяч), снаряды и мины (более 3 миллионов).

Поэтому норма по рабочим карточкам уже 11 февраля выросла до 500 грамм, а по детским — до 300.
Но этого было недостаточно, чтобы восстановить здоровье, потерянное зимой и ленинградцы продолжали умирать. В декабре умерли 53 тысячи человек, в январе 102 тысячи, в феврале 108 тысяч, марте 99 тысяч, в апреле 80 тысяч, в мае 53 тысячи, в июне 34 тысячи, в июле 18 тысяч, в августе — 9 тысяч человек.

Погибли от алиментарной дистрофии и многие, эвакуированные на «большую землю».

 

 

Ловитесь в наши сети:

Google Новости: Mayday

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks

Загрузка...